Скачать все книги автора Евгений Абрамович Баратынский

Е.А.Баратынский

Из книги "Русская элегия XVIII-начала XX века"

x x x Тебе на память в книге сей Стихи пишу я с думой смутной. Увы! в обители твоей Я, может статься, гость минутный! С изнемогающей душой, На неизвестную разлуку Не раз трепещущей рукой Друзьям своим сжимал я руку. Ты помнишь милую страну, Где жизнь и радость мы узнали, Где зрели первую весну, Где первой страстию пылали? Покинул я предел родной! Так и с тобою, друг мой милый, Здесь проведу я день, другой, И, как узнать? в стране чужой Окончу я мой век унылый. А ты прибудешь в дом отцов, А ты узришь поля родные И прошлых счастливых годов Вспомянешь были золотые. Но где товарищ, где поэт, Тобой с младенчества любимый? Он совершил любви завет, Судьбы, враждебной с юных лет И до конца непримиримой! Когда ж стихи мои найдешь, Где складу нет, но чувство живо, Ты их задумчиво прочтешь. Глаза потупишь молчаливо... И тихо лист перевернешь. 1819

Е.А.БАРАТЫНСКИЙ

Сонеты

Любовь "Хотя ты малый молодой..." "Когда, дитя и страсти и сомненья..."

ЛЮБОВЬ

Мы пьем в любви отраву сладкую; Но все отраву пьем мы в ней, И платим мы за радость краткую

Ей безвесельем долгих дней. Огонь любви - огонь живительный, Все говорят; но что мы зрим? Опустошает, разрушительный,

Он душу, объятую им! Кто заглушит воспоминания О днях блаженства и страдания,

О чудных днях твоих, любовь? Тогда я ожил бы для радости, Для снов златых цветущей младости, Тебе открыл бы душу вновь.

Евгений Абрамович Баратынский

- Авроре Ш[ернваль] - Безнадежность - Больной - В своих стихах он скукой дышит... - Весна - Взгляните: свежестью младой... - Водопад - Вчера ненастливая ночь... - Дельвигу - Желанье счастия в меня вдохнули боги... - Звезда - Идиллик новый на искус... - Итак, мой милый, не шутя... - К Алине - К Креницыну - К Кюхельбекеру - К[рыло]ву - Как много ты в немного дней... - Когда неопытен я был... - Лагерь - Люблю я вас, богини пенья... - Любовь и дружба - Мила, как грация, скромна... - Молитва - Мы пьем в любви отраву сладкую... - На что вы, дни! Юдольный мир явленья... - Напрасно мы, Дельвиг... - Невесте - Незнаю? Милая Незнаю!.. - Он близок, близок день свиданья... - Очарованье красоты... - Пироскаф - Поверь, мой милый друг... - Подражание Лафару - Поэт Писцов в стихах тяжеловат... - Прощание - Размолвка - Разуверение - Расстались мы; на миг очарованьем... - Рука с рукой Веселье, Горе... - Смерть - Тебе на память в книге сей... - Тебя ль изобразить... - Уверение - Финляндия - Финским красавицам - Элегия (Нет, не бывать тому...) - Эпиграмма (Дамон! ты начал...)

Е.А.БАРАТЫНСКИЙ

Стихи

Евгений Абрамович Баратынский, сын небогатого тамбовского помещика, родился в 1800 году. Рано лишившись отца, он получил воспитание в доме матери под руководством гувернера-итальянца, а двенадцати лет был определен в Пажеский корпус в Петербурге. Образование в корпусе было поставлено неплохо, что же касается воспитания, оно оставляло желать лучшего. Позже, объясняя причину своего скандального исключения из Пажеского корпуса, Баратынский рассказывал в письмо к В. А. Жуковскому: "Начальником моего отделения был... человек во всем ограниченный, кроме в страсти своей к вину. Он не полюбил меня с первого взгляда и с первого дня вступления моего в корпус обращался со мною как с записным шалуном. Ласковый с другими детьми, он был особенно груб со мною. Несправедливость его меня ожесточила... Я теперь еще ншво помню ту минуту, когда, расхаживая взад и вперед по нашей рекреационной зале, я сказал сам себе: буду же я шалуном в самом деле! Мысль не смотреть ни на что, свергнуть с себя всякое принуждение меня восхитила; радостное чувство свободы волновало мою душу, мне казалось, что приобрел новое существование..." Довольно невинные поначалу мальчишеские "шалости" кончились весьма трагически: Баратынский участвует в краже - его исключают из корпуса; по распоряжению царя, ему запрещено служить где бы то ни было, кроме как в армии, но только рядовым. Жестокое наказание во много раз ужесточилось глубоким осознанием своей вины и ужасом перед непоправимостью содеянного; четырнадцатилетний подросток "сто раз готов был лишить себя жизни". В искренность этого признания Баратынского можно поверить, если учесть, что с детских лет ему было присуще стремление к углубленному самоанализу и бескомпромиссная требовательность к себе. Еще учась в корпусе, он пишет матери: "Я часто восхвалял "Илиаду", хотя читал ее в Москве и в таком раннем возрасте, когда не мог не только быть проникнутым ее красотами, но даже понимать ее содержания. Я слышал, что ею везде восхищаются, и расхваливаю ее, как обезьяна. Я знаю людей, которые не дают себе труда мыслить и представляют общественному мнению установить их убеждения, и эти люди, но исключая и моего благородия, очень похожи на автоматов, приводимых в движение посредством пружин, сокрытых в их теле..." В 1819 году Баратынский был зачислен рядовым в один из петербургских полков. К этому времени относится начало его известности как поэта: он печатает в журналах несколько своих стихотворенпй. Знакомство с Пушкиным и Кюхельбекером, вступление в Вольное общество любителей российской словесности, появление его стихотворений в печати - всё это было необычайно важно для Баратынского, потому что открывало перед ним перспективу, которой он был лишен три года, последовавших за его необдуманным поступком. Особое значение имела для него дружба с А, А. Дельвигом. Обращаясь к нему, Баратынский писал:

Баратынский

Стихи

ЭДА

"Чего робеешь ты при мне,

Друг милый мой, малютка Эда?

За что, за что наедине

Тебе страшна моя беседа?

Верь, не коварен я душой;

Там, далеко, в стране родной,

Сестру я добрую имею,

Сестру чудесной красоты;

Я нежно, нежно дружен с нею,

И на нее похожа ты.

Давно... что делать?.. но такая

Уж наша доля полковая!

Давно я, Эда, не видал

– В сенате третьего я класса, А здесь в 15-й попал. Прим. соч.

2

О румяная девушка, как тебе идёт имя Аврора! Излучай свет, как можно больше света сердцам, которые ты лишила сна. Услышь страдающий голос предусмотрительной юности: «Для кого настаёт этот прекрасный день? Для кого эта очаровательная Аврора будет солнцем любви?»

«Готическая проза», «черная романтика», литература «сумеречного настроения»… Как только не называют прозу, вовлекающую читателя в область психологических и метафизических загадок! Читая такую прозу, вы погружаетесь в атмосферу страха и тайны, в атмосферу старинных легенд, преданий и суеверий…

ПРЕДИСЛОВИЕ К ИЗДАНИЮ ПОЭМЫ «ЭДА» 1826 г.

On broutte la ou l" on est attache

Proverbe

[Где привязан, там и пасется. Поговорка — фр. ]

Сочинитель предполагает действие небольшой своей повести в 1807 году, перед самым открытием нашей последней войны в Финляндии.

Страна сия имеет некоторые права на внимание наших соотечественников любопытною природою, совершенно отличною от русской. Обильная историческими воспоминаниями, страна сия была воспета Батюшковым, и камни её звучали под конем Давыдова, певца-наездника, именем которого справедливо гордятся поэты и воины.

Жители отличаются простотою нравов, соединённою с некоторым просвещением, подобным просвещению германских провинций. Каждый поселянин читает Библию и выписывает календарик, нарочно издаваемый в Або для земледельцев.

Сочинитель чувствует недостатки своего стихотворного опыта. Может быть, повесть его была бы занимательнее, ежели б действие её было в России, ежели б ход её не был столько обыкновенен, одним словом, ежели б она в себе заключала более поэзии и менее мелочных подробностей. Но долгие годы, проведённые сочинителем в Финляндии, и природа финляндская, и нравы её жителей глубоко напечатлелись в его воображении. Что же касается до остального, то сочинитель мог ошибиться; но ему казалося, что в поэзии две противоположные дороги приводят почти к той же цели: очень необыкновенное и совершенно простое, равно поражая ум и равно занимая воображение. Он не принял лирического тона в своей повести, не осмеливаясь вступить в состязание с певцом "Кавказского пленника" и "Бахчисарайского фонтана". Поэмы Пушкина не кажутся ему безделками. Несколько лет занимаясь поэзиею, он заметил, что подобные безделки принадлежат великому дарованию, и следовать за Пушкиным ему показалось труднее и отважнее, нежели идти новою собственною дорогою.

 * Впервые полностью поэма опубликована в книге "Эда, финляндская повесть, и Пиры, описательная поэма Евгения Баратынского", СПб., 1826.

Впервые полностью поэма опубликована в книге "Две повести в стихах". СПб., 1828, вместе с поэмой Пушкина "Граф Нулин".

Впервые поэма опубликована в "Соревнователе просвещения и благотворения", 1821 г. В другой редакции в книге "Эда, финляндская повесть, и Пиры, описательная поэма Евгения Баратынского", СПб., 1826. В этом издании поэма имела эпиграф: "Воображение раскрасило тусклые окна тюрьмы Серванта. Стерн" и краткое предисловие: "Сия небольшая поэма писана в Финляндии. Это своенравная шутка, которая, подобно музыкальным фантазиям, не подлежит строгому критическому разбору. Сочинитель писал ее в веселом расположении духа: мы надеемся, что не будут судить его сердито."

Поэма создавалась в 1820 году и 13 декабря была одобрена и избрана Вольным обществом любителей российской словесности.

Впервые полностью поэма опубликована отдельным изданием: "Наложница. Сочинение Е. Баратынского. М., 1831" с предисловием и посвящением отчиму И. В. Киреевского Алексею Андреевичу Елагину (ум. в 1846 г.).

Последняя редакция поэмы сохранилась в копии А. Л. Баратынской. Копия имеет надпись: «Цыганка», переделанная в 1842 г. Написана в 1830". Автограф предисловия к отдельному изданию «Наложницы» хранится в ЦГАЛИ.

Тебе на память в книге сей

Стихи пишу я с думой смутной.

Увы! в обители твоей

Я, может статься, гость минутный!

С изнемогающей душой,

На неизвестную разлуку

Не раз трепещущей рукой

Друзьям своим сжимал я руку.

Ты помнишь милую страну,

Где жизнь и радость мы узнали,

Где зрели первую весну,

Где первой страстию пылали?

Покинул я предел родной!

Так и с тобою, друг мой милый,