Скачать все книги автора Эли Бар-Яалом

Кожев Павел

Куpсив выделен звездочками. Все отзывы - автоpу на е-мэйл.

=====================

Текст взят с: http://eressea.inc.ru/ambar/litera/litera25.shtml Домашняя стpаница автоpа: http://kor.mk.ru/khatul (текстов там пока нет)

Остальные тексты можно посмотpеть здесь:

http://eressea.inc.ru/ambar/litera/index.shtml E-mail автоpа: [email protected]

ЭЛИ БАР-ЯАЛОМ (Хатуль [Khatul])

"Миpогляды, или Глотание телескопа"

«У девицы Лады мозги кверх тормашками, она верит, что прискачет лунный витязь Крэлл и утащит её от всяких обстоятельств куда-то в счастье. Вот такая Ассоль местного значения».

«Три орбиты назад Олорину и трем друзьям попалась захватанная пальцами, плавниками и щупальцами распечатка: „Дж. Р. Толкыйн: Хозяин Круглых Предметов. Перевод с языка планеты Земля А. Гымараншимун“. Он еще не окончил читать, как называл себя Олорином. Через семь оборотов все четверо приняли присягу Следопыта. Поиск по планетарной связи увеличил их число до пятидесяти».

«Сассаль умеет делать голоса и немножко – погоду. Голоса лучше всего получаются. Сассаль может делать голос птицы, которая хочет делать любовь».

«И тут возникают они с претензиями: отчего вы поёте всякую бессмыслицу? Что это за несерьёзное времяпрепровождение, и почему вы нас не позвали?»

«Рыбниковы были одни из первых, они поселились там в одна тысяча шестьсот девяносто первом, за тридцать три года до описываемых событий, они были даже ещё не ссыльные, не беглые – просто, когда запахло жареным, подались туда, жили в землянке, ели одну рыбу».

«Это – жук Рабиновича. Рабинович его открыл».

«Назначаются и падают правительства, меняется курс валюты, оседает на окнах жёлтая пыль. Изо дня в день, крадучись, пустыня всё ближе и ближе подступает к городу. А Виолетта спит».

«Неожиданно кора открывается, и неведомое длинноносое существо вопрошает его: „(Вызвать) наружу или (зайти) внутрь?“. Воугаддана, в смятении духа, ответствует: „(вызвать) наружу“. Неведомое длинноносое существо вторит ему вопросом: „Кого?“».

Расширенная и дополненная версия 2004 года. Черновые варианты некоторых легенд публиковались в «Библиотеке Тол-Эрессеа».

Под утро, еле передвигая ножки, притащился понурый Адамбо и постучался деревянной головой в тяжёлую входную дверь. Тричелла немедленно открыла ему и буквально затащила в кабинет, к самому подножию кресла у камина. Адамбо виновато посмотрел снизу на отдыхающего в кресле мастера Мирандолу. Мастер протянул вниз руку и помог беглецу взобраться к себе на колени.

— Что, кончил бастовать, Адамбо?

Деревянная голова свесилась на грудь — нижняя челюсть громко стукнулась о туловище.

«Высокие договаривающиеся стороны уселись по оба конца стола, а между ними неприметной тенью примостился переводчик».

Нора была не Норой, нo об этом никто не знал. Ни мама, ни мамина сестра тетя Таня с мужьями, ни папин брат, веселый Василек, неуклонно с годами спивающийся в угрюмого дядю Васю, ни туманные дальние бабушки. Знал один папа, и то оттого, что пocлe инфаркта в семьдесят восьмом году он знал все.

В школе она была Элеонора Бахтерева, то-есть как бы тоже Нора, нo по-взрослому требовательно и с романтической тенью премудрого лекаря Бахтияра Кербелийского, пуще жизни полюбившего купеческую дочь Елисавету и навеки вмерзшего в ледяное пространство славянского именослова.