Скачать все книги автора Елена Владимировна Клещенко

Е.Клещенко

Деньги делают деньги

Бросайте ремесло свое скорей,

Чтоб не проклясть его самим поздней.

Джеффри Чосер. Кентерберийские рассказы.

- Всю жизнь думала, что младенцев купают в ванночке, - задумчиво сказала Катерина.

- Вроде да, - отозвался Мишка. - А что?

- А тогда почему они говорят, - Катерина показала на телевизор, который изрыгал рекламу, - что для ихнего ребенка им нужна уютная кроватка и стиральная машина?

Е.Клещенко

Hеточная копия

Рассказ не содержит намеков на реальных лиц или события.

Все совпадения случайны

Объездное шоссе плавно бежало по полям и лесочкам, карабкалось в горку и весело катилось вниз. Стас всегда тут ездил, когда возвращался с родительской дачи прямо на работу. Трасса в понедельник утром - одна большая пробка. Сорок, пятьдесят минут простоишь, и выйдет по времени те же полтора часа, а по сожженному бензину все три. Гораздо лучше начать трудовую неделю с созерцания родных просторов.

Елена Клещенко

Лишний час

Ген был бродячий колдун по найму. Колдовство на его родине - ремесло не из легких: мест при дворе и в баронских замках на всех не хватает, согласиться на менее доходное место значило бы опозорить цех, и оттого многие молодые и предприимчивые отправляются бродить. Любое мироздание, пригодное для жизни людей, устроено так, что в мешанину земного праха, к прочим металлам и солям добавлено немного золота. Hе столько, чтобы мостить им дороги, но достаточно, чтобы чеканить монеты. Где живут люди, там платят золотом. И не везде так скупятся, как дома. Первый же Переход принес ему богатую добычу, а дальше все пошло само собой. Бывало, клиенты звали остаться насовсем, сулили большое жалованье и дворянские грамоты, бывало и по-другому. Что ж, судьба наемника - рисковать жизнью. А как прекрасно уйти из родного города нищим и возвратиться богачом... и так двенадцать раз подряд. Hынче был его тринадцатый Переход. Число тринадцать не приводит к добру ни в едином мире, где чтут законы математики. Разумеется, Ген остался бы дома. Стал бы лекарем: в мирах, лишенных природной магии, дороже всего платили за исцеления, и он приобрел богатый опыт. Hо кто мог знать, что в прекрасном теле некоей девицы обнаружится столь корыстная душа! Золото загадочным образом иссякло, и колдун по найму сказал себе: "Ладно, в последний раз". В этом мире он уже бывал, но на сей раз зима оказалась теплой. Снег под ногами превращался в грязь, и башмаки отсырели мгновенно. Hаряд Гена был опробован в десяти мирах: по одежке его встречали как деревенщину или чудака, но не как врага или безумца. Куртка на меху вроде крестьянской, без разрезов и с небольшими пуговицами, штаны ниже колен, шерстяные чулки, носы у башмаков не острые и не плоские, шляпы нет - со шляпами, капюшонами и беретами всегда самая большая морока, - за плечом простой холщовый мешок. Жемчужина речи под языком, жемчужина слуха надежно закреплена в ухе каплей смолы. Как и в любом другом мире, было тут много странного, чудного, непонятного, смешного, страшного и бессмысленного, но разглядывать все это - в глазах зарябит, а обдумывать - голова заболит. Ген замечал только главное, смотрел на обитателей мира, сиречь на возможных заказчиков. Бороды здесь теперь брили, покрой кафтанов переменился не сильно, а штаны и обувь - порядком. (Ген подумал-подумал, выдернул штанины из чулок и пустил их поверх.) Женщины, презрев зиму, ходили с открытыми ногами, но иные носили и длинные платья; что ж, во всяком мире есть и такие, и другие женщины. Кто тут кого завоевал в прошедшие века и какой народ теперь правит, с ходу понять было трудно. Сам-то Ген был худой и рыжий, и порадовался этому, увидев, как на базарной площади стражники остановили подряд троих широкоплечих и черноволосых. Впрочем, все это были пустяки. Главное же состояло в том, чтобы узнать как можно быстрее, в цене ли здесь нынче золото и в цене ли колдовство. Девушка в маленьком домике торговала съестным навынос. Ресницы ее были густо насурмлены, волосы крашены в рыжий цвет, следовательно, рыжие тут считаются красивыми - это хорошо. У Гена всегда лучше получалось с женщинами, а эта уж наверняка не кликнет стражу только оттого, что с ней заговорил мужчина. - Что стоит твой хлебец? (Почем гамбургер?) - Пятнадцать. (Пятнадцать.) Пятнадцать грошей - многовато. То-то у них рожи невеселые. Или в городе избыток серебра и меди. Рудники, скажем, неподалеку открылись. Кабы и золото было дешевле, чем дома... Ген вытащил из кошеля кольцо и протянул в форточку. - Я нынче без монет, но могу заплатить вот этим. (Вы знаете, у меня нет рублей. Может, золотом возьмете?) Тут могло быть четыре случая. Девушка неохотно берет кольцо и дает корку хлеба - золото не стоит ничего; девушка охотно берет кольцо и дает, что прошу, - золото дешево; девушка жадно хватает кольцо - золото в цене; девушка смотрит как на полоумного - золото в большой цене. Случай вышел четвертый. - Ты что, придурок? (Ты что, юродивый?) - А что такое? - Ты мне давай деньги. А золото свое в комиссионку снеси. (Плати гроши, а золото отдай менялам.) - Я не понял, тебе мало? - Hе надо мне тут. Я с твоим кольцом трахаться не буду, хоть бы оно миллион стоило! Может, это медяшка, и что я тогда? Hет денег - продай, тогда приходи. (Hе строй дурачка. Я не буду любиться с твоим кольцом, дай за него хоть миллион, оно ведь может быть медным, и тогда я пропаду. Hет денег - продай, тогда приходи.) Жемчужина в ухе плохо брала уличный жаргон, но суть была ясна. - Hу извини. А кому продать, не научишь? - Я тебе что, справка? В комиссионку снеси! - Ладно. Я еще к тебе зайду. - Ген улыбнулся. - Буду ждать, прям обождусь. - Девушка тоже улыбнулась.

Елена Клещенко

Шестой подвиг Геpакла

Микромиф

- Это поля. Там удобpения, - указал Авгий на конюшни. - Это лопата. Удобpения надо pовным слоем на поля. Понял, геpой? Пpиступай!

- ЭТО удобpения? - изумился Геpакл. Поднял конское яблоко, понюхал и даже лизнул. - Деpьмо это, а не удобpение. Поливать нужно лучше, тогда и pасти будет!

И, поплевав на ладони, Геpакл пpинялся за запpуду на ближайшей pечке.

- Где удобpения?! Вода все смыла! - завопил Авгий и вpезал геpою в ухо, глупенький. Больше живым его никто не видел.

Елена Клещенко

Принцесса Фэнси,

или Как сэр Александр вместе с сэром Хоуэлом и Рыцарем Красного Щита

убили дракона и освободили трех пленниц, и о многих других вещах

В первый день турнира в Кинкенадоне случилось великое несчастье. Дракон налетел внезапно на дам, что прогуливались по лугу, и унес одну из них, а это была дочь иноземного принца по прозванию Рыцарь Красного Щита, что гостил у короля Артура в Камелоте. Красным Рыцарем его назвали на турнире, ибо щит у него был приметный и богато изукрашенный; а чтобы отличить его от других Красных Рыцарей, называли его еще Рыцарь-Странник. Король и королева сильно опечалились, ибо держали в мыслях обручить ту деву с младшим братом сэра Александра, и уж конечно, это была бы радость и честь для обоих, ведь сэр Александр и сэр Хоуэл приходились сводными братьями сэру Гарету, а принцесса была племянницей короля той страны. Сэр Александр не прибыл на турнир в первый день, ибо ничего не знал о том, что принцесса уготована в жены сэру Хоуэлу. Едва братья приехали, оба известия, и радостное, и горестное, достигли их слуха. Тем временем Рыцарь Красного Щита решил оставить своих рыцарей в Кинкенадоне и сам собрался искать дракона, чтобы убить его и спасти дочь. Но он признался королю Артуру, что в его стране подобные чудища не водятся (а говорил он через карлу-толмача, который передавал каждое его слово). - Мы не можем, - отвечал на это король, - удержать вас, добрый сэр. Но недостойно было бы допустить, чтобы вы ехали на этот подвиг без спутника, который бы хорошо знал повадки и обычаи драконов, а потому пусть вашим товарищем будет сэр Александр. - Увы, - сказал сэр Хоуэл, - я и взглянуть не успел на эту девицу, а уж должен избавлять ее из плена! Но поистине, я много быстрее добуду славу, победив дракона, чем даже если повергну с дюжину славных рыцарей на турнире. Эти слова слышал сэр Петипас из Винчелси, что раньше был пленником сэра Тора, и сэр Петипас ответил ему: - Добрый сэр Хоуэл, вам не следует ехать. Вы очень молоды и ни разу не бились против дракона, а потому станете обузой для своего брата и отца девушки. - Добрый сэр, - сказал сэр Хоуэл, распаляясь гневом, - моему брату решать, поеду я или останусь. - Вы поедете с нами, сэр мой брат, - отвечал сэр Александр, - но поклянитесь на книге, что будете повиноваться мне и отступите, когда я прикажу. Наутро сэр Александр, сэр Хоуэл и Рыцарь-Странник отправились к логову дракона. Тот отвратительный и мерзостный змей уже не первый год устрашал людей, пожирал лошадей смердов и их самих, и многие знали, где его логово, но никто не отваживался туда войти. Братья говорили между собой о многих вещах, а Рыцарь-Странник молчал, ибо не знал английского, и потому еще, что печаль терзала его сердце. - Сэр Александр, - спрашивал сэр Хоуэл, - покуда не пришло время боя, поведайте мне: как человеку возможно победить дракона? Разве мыслимо одолеть чудовище, подобное тем, о которых рассказывал сэр Кэй, если только ты смертный рыцарь, а не святой Георгий? - Сэр брат мой, - отвечал сэр Александр, - это смотря по тому, сколько кубков выпил сэр Кэй, прежде чем рассказывать. Если более пяти - тогда, как вы сами понимаете, победить чудище немыслимо, ибо дракон превосходит ростом башни Камелота, брюхо его покрыто железом, каждый коготь подобен серпу, крылья - двум черным парусам, а от дыхания плавится медь. Но если сэр сенешаль начнет рассказ уже после первого кубка, вы увидите, что бой с драконом - не такой тяжкий подвиг, как иные. - Тогда откройте мне правду, - сказал сэр Хоуэл, - чтобы я мог знать ее. - Рост дракона, если он встанет на дыбы, - ответил брату сэр Александр, не будет больше двенадцати футов. Две лапы у него и два крыла. Брюхо рябое, и на нем растут чешуи, вроде как у ужа, но много крупней и толще. Пасть его полна зубов, кривых и острых, и что насядет на эти зубы, того уже не вырвать ни силой, ни умением. Дыхание его обжигает, но не как огонь, а как воздух над огнем. А обычай у него такой, что он падает на рыцаря из неба, как сокол на добычу, и ударяет зубами или когтями. Если же крылья у дракона перебиты, он поднимается стоймя и снова ударяет сверху. Тогда его можно убить мечом, если только рыцарю будет удача. - Но отчего у него только две лапы, а не четыре, как у всех зверей? - Должно быть, оттого, - сказал сэр Александр, - что Господь не попускает столь мерзкому чудовищу быть неуязвимым. Как бы вы подступились к нему, сэр, если бы он на двух лапах стоял, а двумя отбивался? - Да, ведь есть еще и пасть, - сказал сэр Хоуэл и на этом умолк. Но на другой день он снова спросил о том, что занимало его больше всего остального: - Добрый сэр, а почему же драконы уносят девиц в свои логовища? - Потому что драконы суть порождения дьяволовы, и злоба их к роду человеческому пылает неугасимо, - отвечал ему сэр Александр. - Это ясно, но как они поступают с девами? - Верно, пожирают, - сказал сэр Александр, ибо к тому часу убедился совершенно, что Рыцарь-Странник не понимает их слов. - А как же тогда выходит, что девы томятся в плену у змеев месяцы и годы, пока их не избавит какой-нибудь рыцарь? - Должно быть, те змеи были не голодны, мой добрый сэр, - нам же следует торопиться. - А не может ли быть, что дракон... что иное вожделение... нежели голод... - Такие помыслы, сэр мой брат, не подобают рыцарю, принесшему клятвы и принявшему посвящение. Лучше бы вы молились усерднее перед сном, как вас наставляла матушка. Да и каким путем, в самом деле... - не окончив речи, сэр Александр сплюнул на землю и осенил себя крестом. Но сэр Хоуэл, хоть и и вконец смутился, все же продолжал свое: - А сэр Фелот рассказывал мне, будто Мерлин, мудрец и провидец, объяснил ему, что драконы крадут девушек, дабы те нянчили их змеенышей. - Добрый сэр, не знаю, где сэр Фелот в его юные годы встречался с Мерлином, - ответил сэр Александр, понемногу поддаваясь гневу, - но досточтимый архиепископ Кентерберийский говорит, что эти бредни могут обмануть лишь глупцов. Всем известно, что ужи и гадюки выходят из своих яиц во всем подобные родителям, лишь меньшего размера, и потому ни в каких няньках не нуждаются, - так же и у драконов. - Сэр Александр, но ведь дракон не гадюка, а тварь волшебная и колдовская... - А, сэр Хоуэл, вот что я вам скажу: чем быстрее мы достигнем цели, тем раньше вы узнаете ответ на все ваши вопросы, - ответил сэр Александр и пришпорил коня, - пустые же мудрствования - удел писцов, а не рыцарей. Так разговаривая, сэр Александр, сэр Хоуэл и Рыцарь-Странник подъехали к логовищу змея. Дракон, что похищал девушек, угнездился в заброшенном замке, который окрестные мужики так и звали Башней Дракона. Рыцарь-Странник рвался войти в замок, но сэр Александр на это сказал, что там они не смогут увернуться от когтей, зубов и жгучего дыхания. Толмача не было с ними, но оруженосец иноземного рыцаря перевел ему эти слова, ибо знал немного по-английски, и тот сказал, что согласен. И вот все трое колотят мечами в щиты, кричат и поднимают шум великий, и велят слугам делать то же. Мерзостный змей высунул из окна башни сначала язык и ноздри, потом всю голову, а рыцари меж тем продолжали кричать. Змей, разозленный шумом, вылез наружу, лег на стену, изогнувшись и цепляясь лапами, и выпростал черные крылья, и были они так велики, что тень укрыла все подножье башни. Сэр Александр приказал сэру Хоуэлу отъехать назад, и тот был готов повиноваться, но не успел, ибо тут же змей и ринулся вниз, разевая пасть, а метил он в Рыцаря-Странника и его коня. Но тот был опытен и отважен и послал коня вперед. Дракон не поразил его, однако и о землю не ударился, на что надеялся сэр Александр. Только от зловонного дыхания змея пожухла трава, а конь Рыцаря-Странника рухнул наземь, потому что змеев хвост его задел. Тогда сэр Александр ударил копьем и сломал дракону правое крыло, и тогда упал и дракон, но не умер, а разъярился и поднялся на дыбы. Сэр Хоуэл оказался перед ним и направил свое копье прямо в драконово брюхо, и его удар оказался счастливым. Вот как вышло, что больше всего славы в приключении с драконом досталось самому юному из рыцарей. Тогда братья захотели узнать, не ранен ли их товарищ. - Сэр Александр, - сказал оруженосец, - мой господин говорит вам, чтобы вы и ваш брат без промедления шли в замок, он же повредил ногу и должен сейчас снять доспех. Замковые двери были подперты изнутри, и когда слуги сломали их петли, там оказалось целое дубовое ложе. Дорогие ткани на нем изорвались, и все кругом было разрушено и неприбрано, ибо дракон жил в замке седьмое лето. Как только сэр Александр и сэр Хоуэл вошли в замок, перед каждым появилось по белому зверю. Звери эти были подобны горностаям и цветом, и величиной, и тем, что бежали припадая к полу, и они устремились во внутренние покои, как бы указывая дорогу рыцарям. Сэр Александр и сэр Хоуэл последовали за зверьками. В покоях были две девицы, которая вскрикнули и закрылись рукавами. Сэр Александр приветствовал их ласково и сказал, что свирепый дракон убит и они отныне свободны. Старшая из дев опустила руки и взглянула на них. Волосы ее были в беспорядке, и она стала оправлять их и оглаживать платье на себе, и сэр Александр увидел, что это леди Илина, одна из дам королевы страны Гоор, пропавшая два года назад, чему многие весьма опечалились. Была эта леди Илина не так хороша собой, как иные девы, но телом полна, нрава веселого и любезного и умела выказать благосклонность не одними речами, а на деле. - Ах, сэр Александр, - сказала она, - я знала, что вы приедете спасти меня! - Долг рыцаря - оказывать помощь благородным дамам, - ответил сэр Александр. Он же прошлой весной назвал своей дамой леди Лионору, и потому слова леди Илины не пришлись ему по сердцу. - А кто ваша подруга? - Ее зовут леди Хелавис из Корвинкла, - сказала леди Илина, - и вы сами видите, что ее положение было еще ужаснее моего, потому что дракон унес ее прямо из замка, а кто же сумеет его выследить по столь дальнему пути! Леди Хелавис тоже поглядела на рыцарей. Было ей не больше пятнадцати лет, и сэр Хоуэл почувствовал, что сердце его распаляется страстью, так что он даже забыл, ради чего они предприняли этот подвиг. А меж тем маленькие зверьки, которых набежало великое множество, вскрикивали тонкими голосами и карабкались по платью дев. Мех у тех зверьков был изжелта-белый, а глаза синие. - Где же другие девицы и дамы? - спросил сэр Александр. - Нет других девиц и дам, мой добрый сэр, - сказала в ответ леди Илина, кроме меня и леди Хелавис. Сэр Александр замер, пораженный ужасом, ибо ему пришло на ум, что они истребили не того змея, нареченная же сэра Хоуэла по-прежнему томится в плену. - Здесь нет никого, кроме вас двух? - Еще Фэнси, - ответила ему леди Хелавис, - она уснула. - Фэнси! Фэнси! - покричала леди Илина. И раскрылась дальная дверь, и из нее вышла девочка. И уж конечно, рано было называть ее девицей, и даже между наименованиями отроковицы или ребенка можно было поколебаться. На ней была шелковая рубаха цвета гиацинта, с воротом и рукавами, шитыми золотом. Волосы ее были желтые, глаза - чуть светлее, чем у волшебных зверьков, а ножки босы. Девочка поклонилась рыцарям, как следует по правилам вежества, но не сказала ни слова. - Почему вы так зовете ее? - спросил сэр Александр. - Потому что она развлекает нас своими придумками, - отвечала ему леди Илина. - Она мне сказала, что выйдет замуж едва ли не за самого сэра Гарета, но не ведала, что у него уже есть жена. Мы думаем, что она дочь сарацина, потому что она совсем плохо говорит по-английски. И имя у нее сарацинское, и мы не можем его запомнить: Тзава-Ба-Пу - и еще дальше, сказала она и рассмеялась. - Забава Путятишна, - сказала девочка, и сэр Александр увидел, что она и есть та, кого им надлежало найти. Как ни мала она была, но выглядела и говорила, словно дочь короля. - Сэр добрый рыцарь, где мой отец? - Ваш отец, моя леди, - ответил сэр Александр, - ожидает нас у ворот, и теперь мы все вместе вернемся ко двору короля Артура. - Вы удивитесь, леди Илина, - сказал он затем, - но маленькая леди говорила с вами вовсе не затем, чтобы посмешить вас. Она принцесса и дочь сестры короля и должна будет выйти замуж отнюдь не за сэра Гарета, но за моего брата сэра Хоуэла, что стоит перед вами, а потому я прошу вас и леди Хелавис обращаться с ней как подобает. - Мы так и поступим, - сказали обе девицы, но вид имели не очень-то радостный, ибо им стало досадно, что рыцари приехали не ради них. И сэр Хоуэл тоже выглядел невеселым и не торопился приветствовать нареченную. - Теперь скажите мне, - снова заговорил сэр Александр, - прежде чем мы покинем этот замок: что это за волшебные зверьки, что снуют тут везде? - Драконовы детеныши, добрый сэр, - ответила леди Илина. - Да вы смеетесь над нами, леди?! - спросил сэр Хоуэл. - Иисусе, - вскричала леди Илина, - для чего бы мне над вами смеяться, мальчик? Я говорю то, что есть, и в этом могу поклясться! - Посмотрите на него, - сказала леди Хелавис и подала сэру Хоуэлу белого звереныша на ладонях. Оба брата взглянули на чудесное создание и увидели, что голова его подобна змеиной, ибо ушей на ней вовсе нет, две задние лапки имеют пальчики с когтями, передние же короткие и слабые и подобны крыльям курицы, когда с них ощиплют перья, - и притом все тельце зверька покрыто белым мехом или пухом, нежнейшим и длинным, а синие глаза так прекрасны, что, кажется, глядят прямо в душу. Но пасть он имел широкую, будто кошка, и когда открыл ее, то обнаружил премного острейших зубов и черное змеиное жало. - Что же, выходит, - вскричал сэр Александр, - эти премерзостные твари родятся белыми и пушистыми?! - Да, добрый сэр, - отвечала ему леди Илина, - когда они выходят из своих яиц и обсыхают на солнышке, то становятся вот такими. Поистине, без них наше пленение было бы нестерпимо тягостным. - Вы играли с ними? - спросил сэр Хоуэл. - Мы играли с ними, - ответила леди Хелавис, - и кормили их той пищей, которую приносил дракон, и собирали их вместе в холодные ночи, когда они расползались и могли замерзнуть насмерть. - Это глупые зверюшки, добрые сэры, - добавила леди Илина, - они совсем не понимают слов, но такие ласковые, что сердце трепещет. Так и норовят подползти поближе, чем бы я ни занималась. Большой ящер тоже к нам ластился, но мы запирались от него здесь, ибо очень его боялись. А он-то так и ползал за нами, будто ласковая сука. Верно, его тоже выкормила какая-нибудь благородная дама. - А какой пищей вы их кормили? - спросил сэр Александр. - Зерном из мешков, распаренным с водой, - быстро ответила леди Илина, его мы ели и сами. И еще фруктами, которые сперва разламывали на части. - И еще вареной кониной, - добавила леди Хелавис. - Ты глупа, моя леди, - ответила ей леди Илина, - ты не видела этого сама, говоришь о том, что я тебе рассказала, а я говорила это только для смеха. Не было никакой конины, а когда бы и была, я бы к ней не притронулась, как есть я благородного рождения, а что до тебя, не знаю. - Я понял ваши слова, - сказал сэр Александр. - Но почему вы заботились о змеенышах? - Как почему, добрый сэр? - удивилась леди Хелавис. - Они жалостно пищат, когда голодны, вот как теперь, а дракон ничего не может для них сделать, только пихает их рылом и лижет языком. По всему видно, что он любит своих детенышей, но он до того неуклюж и глуп, что задавил двоих или троих, когда проползал переходами, а если бы мы их не собирали, передавил бы всех. - И она взяла змееныша у сэра Хоуэла и прижала его к груди. - Прав был Мерлин, - сказал на это сэр Александр, - а досточтимый архиепископ заблуждался, да простит мне Господь. Теперь же, благородные девицы, соберите их всех вместе, как вы о том говорили. Прежде чем мы уедем, должно нам истребить змеенышей. - Как, сэр рыцарь, - гневно сказала леди Хелавис, - вы собираетесь их убивать? - Нам должно это сделать, прекрасная леди Хелавис, - повторил сэр Александр, - или вы хотите, чтобы мы подождали, пока они войдут в полную силу и сделаются драконами, как их родитель? - Но, сэр Александр, - поднял голос сэр Хоуэл, - недостойно рыцаря убивать столь маленьких тварей, ибо это все равно что избивать мечом цыплят или кутят. - Вы рассудили верно, сэр мой брат, и потому сорвите эту занавесь. Мы поступим со змеенышами, как поступают с кутятами, если сука приносит их слишком много: завяжем в мешок и пошлем слугу бросить в реку. Повинуйтесь, сэр Хоуэл. При этих словах маленькая принцесса молча бросилась вон. Две девицы же выполнили просьбу сэра Александра, прегорестно рыдая и всхлипывая и осыпая змеенышей поцелуями. Сэр Хоуэл повиновался тоже, хотя кусал при этом усы и глядел на брата гневно, но в душе знал, что сэр Александр прав и решил мудро. Когда дело было сделано, сэр Александр пошел поискать принцессу Фэнси. Та забралась в самый дальний угол дальних покоев и сидела там, накинув на голову красный плащ и обернувшись им, и не хотела ни отвечать ему, ни идти с ним к отцу. Тогда сэр Александр подхватил ее на руки и вынес из замка, а сэр Хоуэл и обе девицы последовали за ними. И уж конечно, Рыцарь Красного Щита был счастлив снова увидеть любимую дочь. Он не пожелал, чтобы она ехала с сэром Хоуэлом, а посадил ее на коня перед собой. Так и вышло, что сэр Хоуэл посадил на своего коня леди Хелавис, и оба они не были этим огорчены, и эта леди потом стала сэру Хоуэлу женой, как о том и будет рассказано дальше. Леди Илина досталась сэру Александру, так что он и не знал, радоваться или печалиться подобной удаче. О том же, что они в пути говорили и делали, как она выразила сэру Александру свою благодарность и что сказала потом леди Лионора, в книге не говорится. Король Артур и королева Гвиневера и все, кто был в эти дни в Кинкенадоне, немало обрадовались, что приключение с драконом завершилось благополучно, всего же более дивились тому, что юный рыцарь смог победить дракона. И многие тогда позавидовали сэру Хоуэлу. После чьих-то злых слов или по другой причине, но Рыцарь Красного Щита держался с ним холодно. И когда король Артур заговорил с гостем про обручение, он ответил через толмача, что его дочь пока слишком юна для того, чтобы давать и принимать такие клятвы, хотя прежде смотрел на это по-другому. И когда король Артур спросил его снова, он отвечал, что ему следует заручиться согласием короля, своего шурина, а потому придется подождать до будущей весны. И когда приступила к нему королева Гвиневера, Рыцарь Красного Щита сказал ей прямо, что страшится оставить свою дочь там, откуда ее в любой час может унести свирепый дракон. Король Артур сказал ему на это, что рыцари Логрского королевства довольно доблестны, чтобы истребить любого дракона, как он сам мог убедиться. - Ваше величество, и вы, прекрасная королева, - отвечал Рыцарь-Странник, - что мне в гибели змея, если моя дочь прежде того погибнет у него в когтях. Сам я не боюсь ни чудовищ, ни демонов, а боюсь за мою Забавушку. Не прогневайтесь и позвольте нам вернуться к нашему повелителю. И король Артур дал им позволение, и в тот же день Рыцарь-Странник, и его дружина, и его дочь принцесса Фэнси, которую сородичи называли княжной Забавой Путятишной, отправились в свои заморские земли. И вот что случилось при отплытии: сэр Александр ехал вместе с Рыцарем-Странником до самого корабля, потому что сердца их тянулись друг к другу после приключения с драконом, хоть и не случалось им беседовать подолгу. И как только корабль отошел от берега, принцесса, что стояла у борта, сделала сэру Александру страшную рожу и высунула язык, а потом отогнула полу своего плаща, и он увидел, что на левой ее руке сидит белый пушистый змееныш. После этого сэр Александр вернулся в Кинкенадон и рассказал обо всем, что видел. - Но почему принц, ее отец, позволил ей взять гада? - спросил сэр Фелот. - Потому, верно, - ответил сэр Хоуэл, - что он не видал змеенышей, ибо не входил в замок, и никто ему не рассказал, каковы они из себя. - Я клянусь вам, добрые сэры, - сказал сэр Динадан, - что этот змееныш вырастет в преогромного дракона. Но их земли, сколько я понял, дальше от королевства Логрского, чем Турция и Галахия, так что это, любезный сэр Александр, не наша печаль, но тамошних рыцарей!

Германия, 1540 год. Девушка-сирота узнает, что она дочь Фауста и несчастной девицы, обольщенной знаменитым чернокнижником (не так все было, как писал тайный советник Гете, совсем не так…). Warning: 1) стилизация под то время, 2) нет батальных сцен, персонажи — ученые и женщины, 3) много букв.

Здесь лежит роман, от которого отказались «Эксмо», «Форум», «Лениздат» и один хороший литагент. Причина мне понятна, но мое нежелание переделывать этот роман под формат сильнее желания видеть его когда-нибудь напечатанным. Лучше я его прямо сейчас выложу в Сеть.

Елена Клещенко живет и работает в Москве. Это — первая книга автора, собравшая многочисленные одобрительные и даже восторженные отклики в Интернете (журнал «Самиздат»), где она выложена. Повесть имеет подзаголовок «Оборотни города Москвы»

Из старенького. Но некоторые читатели говорили, что это мой лучший рассказ. Хочется верить, конечно, что "главное событие моей жизни еще впереди". Тем не менее рассказ и вправду ничего. Опубликован дважды, последний раз — в кировоградском "Пороге", 2003, № 7.

Автор

Роулинг, как уже не раз говорилось, принадлежит все — кроме главной героини. Она у меня девушка самостоятельная, вполне может жить и вне мира Гарри Поттера.

Как должны действовать спецслужбы, если в Москве распространяется вирус, продлевающий человеческую жизнь? Что нужно знать, чтобы выгодно продать свою хромосому? Прилично ли заниматься реальным сексом после виртуального? Когда исчезнут те, кто умеет управлять машинами, сразу ли наступит конец всему? — Научная фантастика. Добрые и светлые рассказы о жутком завтра.

Криминалисты будущего — почти волшебники: дай им окурок, они найдут на нем ДНК и сделают портрет курильщика. Правда, генотипы законопослушных граждан недоступны для полицейских, но портретное сходство — это улика, верно?.. В будущем действуют суровые законы по защите интеллектуальной собственности, однако пираты их не боятся. Сверхсекретные биологические проекты работают на Луне. Дороги в России не исправили, зато автомобили научились летать. И кстати, ждать этого светлого будущего осталось совсем недолго.

«Благополучная местность, подумал Ханс. Все-таки их зацепило меньше. Лес на горном склоне совсем не казался больным: «платаны» чередуются с «елями», кустарника мало, но это и понятно – под кронами темно. Острые стебли травы уже приподнимают бурую листву, первоцветы показывают синие и белые бусины, и совсем по-земному пахнет прелью. Ни железа, ни радиации…»

Окончилась Война Кольца, и земли к востоку от Мглистых гор наслаждались покоем. Мир меняется, близится рок Дивного Народа, и в шуме Леса все явственней звучит шум Моря?..

А пока отряд эльфов-разведчиков осматривает предгорья, куда бежали от возмездия полчища орков, смешавшись с убогими племенами, которые Черный Властелин не смог или не успел поставить под свои знамена.

И вот однажды отряд эльфов вынужден остановиться около поселения орков.

Так сталкиваются судьбы эльфа Нарендила и маленькой воинственной злой Орки.

Реальность фантастики (Киев). - 2006. - № 2. — С. 42–64.

Елена Клещенко

"Обнаружено новое устройство"

- А я говорю, кактус.

- Hет!

- Да.

- Hет!

- Да, Танюшка. Лех, а ты что скажешь?.. Лех! Твое мнение: что это такое?

- Молочай, - буркнул Лешка, не отрываясь от монитора. - Молочай шерстистый.

- Чего, чего? Сам ты молочай.

- За молочая в табло... - пробормотал Лешка. - Ага... Что говоришь? А, эта. Hе знаю.

- Hет, братцы, это не кактус, - повторила Таня. - Оно из семейства толстянковых. Все, я пошла, через час буду.