Скачать все книги автора Джек Хиггинс

Они готовились расстрелять кого-то во внутреннем дворе крепости, а это означало, что сегодня понедельник, потому что именно понедельник и был у них днем казни.

Хотя моя камера находилась с другой стороны здания, я легко понял это по волнению в соседних помещениях, откуда заключенные могли видеть всю процедуру и слышать дробь барабанов. Коменданту, похоже, это очень нравилось.

И вот в тишине прозвучал выкрик команды, потом винтовочный залп. Немного погодя барабаны мерно забили вновь, сопровождая кортеж, увозящий расстрелянного, потому что комендант обожал блюсти все эти тонкости даже здесь, на Скартосе, самом гнусном месте, которое я когда-либо видел в жизни. Это была голая скала в Эгейском море со старинной турецкой крепостью на вершине, где находились три сотни политических заключенных, четыреста солдат охраны — и я.

Мексика, 1922 г.

Как обычно, около полудня начальник полиции для острастки кого-нибудь казнил. Экзекуции проводились почти каждый день. Такие порядки царили в этом мексиканском городке.

Я был на склоне холма на полпути от железнодорожной станции, когда раздался первый резкий залп. Я инстинктивно сунул руку в пиджак. Большую часть пути мне удалось пройти в тени, но когда я оказался на Плаза Сивика, солнце схватило меня мертвой хваткой за глотку, сдавило, выжав капли пота из всех пор.

На Шавассе была овечья шуба, лохматые сапоги из овчины и шапка с опущенными ушами из меха какого-то непонятного зверя. Держа в руке винтовку «ли-энфилд», он ехал верхом на выносливом пони. Эта маленькая лошадка оказалась настолько умной, что, осторожно обходя камни, сама выбирала дорогу. В какой-то момент где-то высоко Шавассу послышался гул самолета. Однако полной уверенности в этом у него не было, так как шум очень быстро стих.

Пограничная часть Тибета, располагавшаяся на высоте двадцати тысяч футов над уровнем моря, которую местные жители называли Страной снегов (более удачного названия для нее придумать невозможно), являла собой территорию, для жилья совсем непригодную. В былые времена нередко мулы, шедшие в караванах по высокогорным тропам, умирали от астмы, а у их погонщиков из-за скопившейся в легких воды возникал отек легких.

Прилив начал выбрасывать трупы на берег сразу после того, как рассвело. Футах в ста ниже моего укрытия в полосе прибоя громоздились сплетенные человеческие тела.

Залив назывался Лошадиная Подкова – он и вправду был как подкова. Я уже и сам не помню, сколько раз мальчишкой заплывал в это местечко, – в часы отлива песчаный пляж здесь был отменный. А сейчас, холодным апрельским утром, ни живому, ни мертвому тут нечего было делать: берег усеян минами, между ржавыми стальными ежами все опутано колючей проволокой.

Самолет шел над морем на небольшой высоте. Впереди по курсу показалась земля. Покрытые льдом вершины Гренландских гор сияли в резком лунном свете, как нитка жемчуга. Я поднял машину до трех тысяч футов.

К востоку от мыса Одиночества бухта Юлианехоб была закрыта плотной пеленой тумана. Это означало, что скорость ветра там не больше пяти узлов. Уже неплохо.

По крайней мере, у меня появился верный шанс попасть в долину в горловине фьорда. Немного, конечно, но лучше, чем оставаться здесь.

Когда Шавасс вошел в Большой зал приемов в британском посольстве, он с удивлением увидел китайскую делегацию, толпившуюся у камина в окружении элиты римского общества. Они выглядели здесь совершенно чужеродно в своих одинаковых синих кителях.

Чжоу Эньлай сидел в роскошном кресле, наблюдая за происходящим с непроницаемым выражением лица. Посол и его супруга стояли возле него. Первый секретарь посольства как бы случайно приглашал вперед наиболее именитых гостей, чтобы представить их.

Мэннинг внезапно пробудился от глубокого, без сновидений, сна, словно вернулся к жизни в ту же секунду, как открыл глаза. Обнаженный по пояс, в одних синих брюках, заметно выцветших от солнца и соленой воды, он лежал весь в поту, уставившись в потолок каюты. Взглянув на часы, свесил ноги с кровати и некоторое время сидел, рассматривая свои босые ступни. Правый висок мучительно ныл. Через минуту послышались шаги: кто-то спускался по трапу.

В каюту вошел негр неопределенного возраста в алой рубахе и ярко-голубых штанах. Туалет дополняла видавшая виды фуражка. В его ясных глазах светился ум. Долгие годы, проведенные в море, оставили на лице шрамы и морщины. Посмотрев на негра, Мэннинг торжественно спросил:

В соседней комнате какого-то корейца забивали до смерти: все попытки сломить его сопротивление окончились провалом. Он был упрям, как и большинство его сородичей, к тому же к китайцам относился с презрением и ненавистью — те отвечали ему взаимностью. Тот факт, что отряды Корейской Республики в то время имели во Вьетнаме высший коэффициент по убийствам, сейчас ничего не значил.

Снаружи послышались шаги, дверь отворилась, и на пороге появился молодой китайский офицер. Он щелкнул пальцами, и я, как послушный пес, вскочил на ноги и подошел к нему. Два охранника уволокли тело корейца за ноги; его голова была обернута одеялом. Чтобы пол не пачкать. Кровью. Офицер, игнорируя меня, закурил и пошел по коридору — я плелся сзади.

В час ночи в субботу 6 ноября 1943 года шеф гестапо фашистской Германии рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер получил короткое сообщение: «Орел приземлился». Это означало, что небольшая группа немецких воздушных десантников во главе с подполковником Куртом Штайнером при содействии боевика Ирландской республиканской армии (ИРА) Лайама Девлина тайно проникла в Англию и готова начать операцию по захвату премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля, который приехал на субботу и воскресенье в свой загородный дом на берегу моря в Норфолке.

Точно в час ночи на субботу, 6 ноября 1943 г., рейхсфюрер СС и глава государственной тайной полиции Генрих Гиммлер получил простое на первый взгляд сообщение: «Орел приземлился». Но означало это, что маленький отряд немецких парашютистов благополучно приземлился в Англии с заданием выкрасть премьер-министра Уинстона Черчилля из поместья в Норфолке, где тот проводил спокойный уик-энд у моря.

Книга, которую вы держите в руках, представляет собой попытку воссоздать события вокруг этой акции. По крайней мере половина рассказанного является документированным историческим фактом. Читатель сам должен решить, что из второй половины вымысел, а что — плод размышлений…

Дж. Хиггинс, известный на Западе как мастер политического детектива, представлен в сборнике «Ярость льва» остросюжетными романами о нашумевших международных политических конфликтах. Читатель встретится со шпионами разных мастей и оттенков, деятельность которых непременно сопровождается чередой убийств. Сильной стороной творчества Дж. Хиггинса является последовательно проводимая автором мысль, что смерть, сопутствующая терроризму, всегда бессмысленна, какие бы цели она ни преследовала. И особенно опасен терроризм, когда он выплескивается на международный уровень.

Даже самые близкие друзья Гарри — главного героя романа «Террорист» — не догадываются, что под личиной скромного и добродушного сельского священника таится жестокий и беспощадный убийца, прошедший в юности выучку в спецлагерях КГБ. Его задача — не дать затихнуть гражданской войне в одной из западных стран, сеять ненависть, вражду и недоверие между католиками и протестантами. И он успешно справляется с заданием, шагая по трупам…

Джек Потрошитель всегда избирал своей жертвой проститутку и удалял ей один из внутренних органов. Бостонский Душитель сперва насиловал свои жертвы, а потом удавливал с помощью нейлонового чулка. А как обстоит дело с Дождевым Любовником?

Точно в час ночи на субботу, 6 ноября 1943 г., рейхсфюрер СС и глава государственной тайной полиции Генрих Гиммлер получил простое на первый взгляд сообщение: «Орел приземлился». Но означало это, что маленький отряд немецких парашютистов благополучно приземлился в Англии с заданием выкрасть премьер-министра Уинстона Черчилля из поместья в Норфолке, где тот проводил спокойный уик-энд у моря.

Книга, которую вы держите в руках, представляет собой попытку воссоздать события вокруг этой акции. По крайней мере половина рассказанного является документированным историческим фактом. Читатель сам должен решить, что из второй половины вымысел, а что — плод размышлений…

 В сборник включены три романа, раскрывающие методы работы тайных организаций. В романе «Джейсон, ты мертв!» речь идет о писателе, который в обмен на несколько лет жизни соглашается стать наемным убийцей. В романах «Акулья хватка» и «Недурная погода для рыбалки» рассказывается о деятельности агентов английской разведки в других странах.  1.0 — создание файла

Дж. Хиггинс, известный на Западе как мастер политического детектива, представлен в сборнике "Ярость льва" остросюжетными романами о нашумевших международных политических конфликтах. Читатель встретится со шпионами разных мастей и оттенков, деятельность которых непременно сопровождается чередой убийств. Сильной стороной творчества Дж. Хиггинса является последовательно проводимая автором мысль, что смерть, сопутствующая терроризму, всегда бессмысленна, какие бы цели она ни преследовала. И особенно опасен терроризм, когда он выплескивается на международный уровень. Содержание: Час охотника (перевод В. Абрамова, Л. Абрамовой) Ярость льва (перевод С. Забородько) Полночь не наступит никогда (перевод В. Бутаковой) Ад всегда сегодня (перевод Е. Покровской)