Скачать все книги автора Джеффри Лэндис

Возбужденная дрожь, приступ ужаса (будто я еще способен ужасаться) - вот оно, невероятное: я совершаю Единственное и Неповторимое.

Я тот, кому суждено погрузиться в черную дыру.

О, Боже! На сей раз я - не ты.

И это теперь не понарошку.

Разумеется, мне доводилось раньше чувствовать то же самое. Мы с тобой отлично знаем, что это за чувство…

Собственное тело ощущается как-то двояко: оно одновременно слишком велико и слишком мало. Мышцы, зрение, чувства - все иное. И такое причудливое! Зрение затуманено, цвета искажены. На любую мысль тело реагирует с необыкновенной быстротой. Впрочем, тревожиться нечего. Я уже привыкаю к новому состоянию. Жить можно и так.

Я искал Лию, а нашел в мастерской Толли. Ее лицо было прикрыто зеленым пластиковым фильтром, на верстаке перед ней лежал разобранный омнибластер. Она ковырялась зондом в его потрохах. Я остолбенел: никогда еще не вида разобранного бластера. Даже не знал, что они разбираются: думал, они сплошные.

– Что ты делаешь, Тол?

Она даже не взглянула на меня.

– Будь добр, уйди с траектории луча. Я и так предусмотрительно старался не попасть в створ выстрела, но все равно попятился.

У пилотов есть поговорка: если выжил после посадки, значит, посадка прошла успешно. Наверное, Санджив сумел бы посадить корабль лучше, будь он жив: Но Триш сделала все возможное. В сложившихся обстоятельствах посадка оказалась гораздо удачнее, чем она смела надеяться.

Титановые стойки толщиной с карандаш не были рассчитаны на такую нагрузку при приземлении. Стенки, тонкие, словно лист бумаги, под давлением выгнулись и треснули, обломки разлетелись в вакууме на километр и осели на поверхность Луны. За мгновение до столкновения Триш вспомнила, что нужно опорожнить балластные отсеки. Взрыва не последовало, но, как бы мягко ни прошла посадка, космический корабль «Лунная тень» все равно не мог уцелеть. В зловещей тишине его хрупкий корпус смялся и лопнул, словно консервная банка.

Мы диалектику учили не по Гегелю, а физику - не по Ньютону.

В публикуемом здесь рассказе, написанном лукавым и прозорливым пером, он знакомит нас с альтернативной Америкой, чуть-чуть рановато вступившей в век средств массовой информации…

Еще один рассказ из антологии Alternate Outlaws. На этот раз, вместо реального исторического персонажа, автором был выбран выдуманный, но едва ли не более реальный, чем большинство иных деятелей

Время — весьма жестокая штука.

Ripples in the Dirac Sea

Geoffrey A. Landis

1989 Nebula Short Story Award

Перевод IGNIS/margincalls.livejournal.com

Моя смерть нарастает надо мной, как волна прилива, устремляется навстречу с неумолимой величавостью замедленного движения. Я ещё бегу от нее, хотя бесполезно.

Я умираю, и рябь от меня, растворяясь, расходится в бесконечность. Также как волны ровняют следы забытых путешественников.

МЫ БЫЛИ ТАК ОСТОРОЖНЫ

Образ Шерлока Холмса во многом списан с доктора Джозефа Белла — преподавателя медицинского факультета Эдинбургского университета. Он нередко оказывал помощь полиции, в том числе в деле Джека-потрошителя. Джек-потрошитель охотился на проституток в лондонском районе Уайтчепел, он стал первым знаменитым серийным убийцей и, пожалуй, до сих пор остается № 1 среди себе подобных. Своей популярностью он обязан звучному прозвищу и таинственности. До сих пор непонятно, почему этот человек убивал. Рассказ «Странные повадки ос» предлагает жуткое и весьма неожиданное объяснение злодеяний Джека-потрошителя.