Скачать все книги автора Дмитрий Петрович Львов

История наша начинается до огорчения банально — а именно в магазинной очереди…

Был слякотный ноябрь. Что-то около семи часов вечера. За окнами металось крошево снега пополам с дождем, холодный воздух, влетая в хлопающие двери, смешивался с теплым человеческим дыханием, густел и серо-грязным туманом нависал над месивом из людей, сумок и ожидания.

В таком обрамлении мы и застаем нашего героя — Бориса Сергеевича Одихмантьева.

Что сказать о нем… Средний рост, средний возраст — лет тридцать с небольшим, пальто, шляпа, портфель и пустая пока еще хозяйственная сумка. Рисуя его портрет, художник употребил бы много коричневой и серой красок.

Три рассказа. Они объединены не только названиями. Мне показалось что их объединяет нечто большее.

Сигнал от Главного пришел в три часа ночи. Не раскрывая глаз, Олег сел в кровати и спустил босые ноги на холодный пол. Потом он вздохнул, и вздох этот перешел в тоскливую зевоту. От Главного не спасали даже психоэкраны, он сминал их точно папиросную бумагу. Потому, наверное, и был Главным вот уже третий десяток лет.

С трудом сведя челюсти, Олег послал вызов на кухню биороботу. Через минуту ему на колени опустился поднос с чашкой кофе, молочником и сахарницей. Кофе был холодным, да к тому же не хватало ложки. Рассвирепевши, Олег так остро сформулировал свою мысль, что взвыли соседские собаки, а лентяй робот, наконец, соизволил явиться.

Георгий Александрович Шатуров, поднявшись из подземного перехода, прошёл сквозь душный вокзал, плечом раздвигая спёртую дымку ожидания, толкнул стеклянную, окантованную стальными полосами дверь и встал на высоком крыльце, оглядывая заснеженную площадь и глубоко вдыхая зимний воздух. На лице его, красивом лице тридцативосьмилетнего мужчины отражалась в эту минуту некоторая нерешительность, по причине, впрочем, весьма понятной. Ну, посудите сами: только что пробило полночь, а город, лежащий перед ним, покинутый лет двадцать назад, был совершенно незнаком ныне. И к тому же нашего героя никто не встречал. Следует отметить ещё одно обстоятельство: ночь, с которой начинается повествование, была ночью на 31 декабря…