Скачать все книги автора Дмитрий Александрович Пригов

Дмитрий Пригов

ИГРА В ЧИНЫ

ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ

Предлагаемая игра является результатом последних достижений в сфере общественных развлечений, а также исследований в области культуры и логически вытекает из всего объема социально-общественных явлений и может использоваться как регулятор в этой области.

Игра на самом первом, начальном уровне способствует выявлению и закреплению некоторых культурно-исторических сведений, но основной ее целью является упрочение духа коллективизма, осознание гражданской ответственности, осмысление на личном опыте принципа социальной стратификации и принципа осознанной необходимости, а также активное участие в общественной жизни.

Дмитрий Пригов

ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТОВ

ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ

Задачей этого текста было дать точное описание предметов с их портретной узнаваемостью, а также с целью их демистификации с привлечением всего многовекового социально-культурно-духовного опыта человечества и последних научных данных.

В выборе предметов мы руководствовались принципом наибольшей значимости их и распространенности в социально-трудовой и бытовой практике человека. Выработанная нами методология описания позволяет со временем продолжить труд и провести полную инвентаризацию окружающего мира.

Дмитрий Пригов

РАСЧЕТЫ С ЖИЗНЬЮ

ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ

Как неверны, мучительны, а порой и просто трагичны наши с жизнью расчеты. А все из-за того, что неправильно найден и неверно прилагаем эквивалент. Собственно, нынешний мир рыночных расчетов породил, дал нам прямо в руки, абсолютный и чистый эквивалент прозрачного перевода всего во все с небольшими затемнениями по краям в маргинальных зонах, могущими быть и непринимаемыми во внимание. Я, конечно же, под этим эквивалентом понимаю деньги. Если отнестись к ним как к генеральному мировому медиатору (наподобие средневекового философского камня), то жизнь предстанет нам тотально конвертируемой и совсем в иных стоимостно-оценочных категориях.

Дмитрий Пригов

- А много ли мне в жизни надо... - Банальное рассуждение на тему свободы ("Только вымоешь посуду...") - В буфете дома литераторов... - В синем воздухе весеннем... - Вот в очереди тихонько стою... - Вот дождь идет. Мы с тараканом... - Вот курица совсем невкусная... - Вот пионер поймал врага... - Вот придет водопроводчик... - Вот спит в метро Милицанер... - Вспоминаю свое далекое, но вполне конкретное детство... - Вся жизнь исполнена опасностей... - Вчера в кромешной тьме средь ночи... - Вымою посуду... - Господь листает книгу жизни... - Девочка идет, смеясь... - Душа незаметна, потому что легка как дымка... - Ел шашлык прекрасный сочный... - Женщина в метро меня лягнула... - За тортом шел я как-то утром... - Как намеренный уркан... - Когда я случаем болел... - Куликово Поле ("Вот всех я по местам расставил...") - Мама временно ко мне... - Моего тела тварь невидная... - На счетчике своем я цифру обнаружил... - Народ с одной понятен стороны... - Неважно, что надой записанный... - О, как давно все это было... - Он в юности был идиотом... - Охота на слонов в Западной сибири ("Вот слон не чуя мощных ног...") - Посредине мирозданья... - Свет зажигается - страшный налет... - Счастье, счастье, где ты? Где ты... - Так во всяком безобразье... - Течет красавица-Ока... - Урожай повысился... - Чем больше Родину мы любим... - Что-то воздух какой-то кривой... - Эти дикости природы...

Дмитрий Александрович Пригов

ВСЯКОЕ '90

# # #

Когда звонят и на порог

Пленительный и белоснежный

Является единорог

И голосом безумно нежным

Он говорит: Пойдем мой милый

Я покажу тебе могилу

Ленина

Не верь! не верь - он есть тайна

смертной доблести, а не рыцарской!

не его дела над этими вещами покров приподнимать!

# # #

В снегах ли русских под Рязанью

Дмитрий Александрович Пригов

ВСЯКОЕ '91

# # #

Это в церкви случилося маленькой

На окраине города Рима

Великого

Он приходит в тулупе и валенках

После долгой дороги, томимый

Смятением

И она в виде девочки маленькой

До последней черты обнаженная

Появляется и говорит:

- Я и есть эта церковка маленькая

Только вся красотой обожженная

Предвечной

Это было как бы пророчество Достоевского всем нашим

Дмитрий Александрович Пригов

ВСЯКОЕ '92

# # #

Девочка в платьице красном

В возрасте лет так пяти

Гуляет в пустом и прекрасном

Лесу

И видит: стоит на пути

Собака - несобака

И смотрит так тихо и смутно

Как будто бы: съесть иль не съесть

Думает, идет, поминутно

Оглядываясь

И все-таки, все-таки есть

В этом

Какая-то недосказанность, недовершенность, трагическая прорезь какая-то посверкивающая

Дмитрий Александрович Пригов

ВСЯКОЕ '93

# # #

Ленин Троцкому сказал:

- Ты бы сбегал на вокзал

Да и местечко заказал!

А он и сбегал на вокзал

Да местечко и заказал

А Сталин строго наказал

Троцкого:

- Зачем бегал на вокзал

И местечко заказал

В неведомое

Зачем?

А?

Политика есть искусство реального!

- А мне Ленин сказал!

- Не знаю никакого Ленина!

Дмитрий Александрович Пригов

ВСЯКОЕ '94

# # #

Из школы как-то я иду

А он лежит в нашем подъезде

В крови на самом на виду

Изрезанный весь, или вовсе

Мертвый

Не знаю, кто его порезал

Сам страшный был, почти железный

Выжил

Правда, парализовало

Но дожил почти до 70 лет

# # #

Вижу город в дымке белой

Снегом ласковым завален

Саратов, скажем

Это не выдумка, но абсолютно достоверная история.

Реальная.

Правдивое повествование. Насколько вообще может быть достоверным какое-либо повествование.

Вот оно.

В древние, почти уже и неприпоминаемые ныне времена Советской власти жил в Москве художник. Ну, художник, как художник. Разве что продвинутый и, как тогда называли, авангардный. От себя добавлю — андерграундный, что в прямом переводе на русский значит «подземный». Но мы все очень уж склонны пользоваться западными эквивалентнами наших простых замечательных слов и понятий. Посему за такого рода исскуством и занимавшимися им людьми и закрепилось название "андерграундные".

Что нам Александрия?! У нас своего щемительного, высокого и всеобъемлющего, но и отвалившегося как бы, вернее — не как бы, а точно, отвалившегося, стремительной силой онтологически-моментального отъединения, превышающей медлительность наших слезно-душевных потоков, отъединившегося, за дни, минуты, секунды отбежавшего на расстояние мраморного величия и прохладно обозреваемого мраморными же ветрами неухватимой всеобщности (но ведь было же! было же! ведь только что было! — эээ, братец, вон куда умчало! — но ведь было! было! было! — мало ли чего было! — но ведь это было только сейчас! — не знаю, не знаю!), в общем — у нас столько всего своего, так что нам Александрия! что мне вам рассказывать о кудрявых юношах в набедренных повязках, когда мы сами еще неистребимо, отбежав недалеко (но уже как во сне не своем для себя), глядим сами на себя, выглядываем из-за стволов полусумеречного леса в пионерских галстучках с комсомольскими значочками. Ох, да мне ли рассказывать вам, как это было и как это бывает! кто хочет — сам все посмеет понять.

Я всю жизнь свою провел в мытье посуды

И в сложении возвышенных стихов

Мудрость жизненная вся моя отсюда

Оттого и нрав мой тверд и несуров

Вот течет вода — ее я постигаю

За окном внизу — народ и власть

Что не нравится — я просто отменяю

А что нравится — оно вокруг и есть

БАНАЛЬНОЕ РАССУЖДЕНИЕ НА ТЕМУ: НЕ ХЛЕБОМ ЕДИНЫМ ЖИВ ЧЕЛОВЕК

Если, скажем, есть продукты

То чего-то нет другого

Если ж, скажем, есть другое

«НЛО», № 34 за 1998 г.

Что я, собственно, хочу сказать? Я, собственно, ничего не хочу сказать.

Прочитав статью “Гамбургский счет” Михаила Юрьевича Берга, моего старого доброго приятеля, вижу: мне нечего сказать-добавить. Решительно нечего. Действительно, наша жизнь протекала почти одинаково под серым небом постсталинского режима. Его небо, ленинградское, было посерее по сумме различных, неоговариваемых здесь, но всем известных причин. Мое же, московское, попустее, по сумме уже других причин. По воле и утверждению нечеловеческой власти у нас обоих, практически, не было детства, так — кое-что. Тьфу, а не детство. Хотя, извините, извините, могу, имею право говорить только за себя. Единственно, что имею право сказать за обоих, что у него детство было чуть-чуть попозже моего, а мое — чуть-чуть пораньше его. Но мы оба застали еще непредставимый уже нынче взлет, вернее, высоту и почти сияние даже не отдельного какого-нибудь отдельного писателя (все писатели-то были — дрянь! слякоть! черт-те что, в общем! уж извините!), а места писательского восседания. Соответственно, что же я мог углядеть иного, то есть такого, чего не углядел острый и внимательный Берг? Как раз вот наоборот, я вполне мог не углядеть чего-нибудь такого, что углядел Михаил Юрьевич. Просто был я волею уже не власти, а частных судеб, долгое время и достаточно глубоко ввязан, ввергнут в дела изобразительные и отодвинут от литературного быта, просто даже ведом не ведал о нем. Посему и до сих пор почти не апеллирую к примерам типа: не продается вдохновенье и т. д. и т. п. — ну не продается и не продается. Ну, еще чего-нибудь там. Эта проблема, до сих пор волнующая самых что ни на есть продвинутых российских литераторов, в изобразительном искусстве давно уже стала предметом рефлексий энного уровня, предметом культурологических игр, вроде проектов-симулякров компаний, галерей, магазинов, уничтожения работ и их функций и прочее.

Дмитрий Александрович Пригов (1940–2007) — известный поэт и художник, лидер и теоретик концептуализма, лауреат Пушкинской премии (1993), автор многих, ставших хрестоматийными авангардистских текстов. Эта книга является второй частью задуманной трилогии (первая — «Живите в Москве» — вышла в издательстве «Новое литературное обозрение» в 2000 г.). Перед читателем жанр записок путешественника, рассказывающих о пребывании автора в Японии. Повествование причудливо сочетает этнографические подробности с фантастикой, обстоятельное и достоверное описание быта жителей Японии с гротеском.

«Монады» – один из пяти томов «неполного собрания сочинений» Дмитрия Александровича Пригова (1940–2007), ярчайшего представителя поэтического андеграунда 1970–1980-x и художественного лидера актуального искусства в 1990–2000-е, основоположника концептуализма в литературе, лауреата множества международных литературных премий. Не только поэт, романист, драматург, но и художник, акционист, теоретик искусства – Пригов не зря предпочитал ироническое самоопределение «деятель культуры». Охватывая творчество Пригова с середины 1970-х до его посмертно опубликованного романа «Катя китайская», том включает как уже классические тексты, так и новые публикации из оставшегося после смерти Пригова громадного архива.

Некоторые произведения воспроизводятся с сохранением авторской орфографии и пунктуации.

«Москва» продолжает «неполное собрание сочинений» Дмитрия Александровича Пригова (1940–2007), начатое томом «Монады». В томе представлена наиболее полная подборка произведений Пригова, связанных с деконструкцией советских идеологических мифов. В него входят не только знаменитые циклы, объединенные образом Милицанера, но и «Исторические и героические песни», «Культурные песни», «Элегические песни», «Москва и москвичи», «Образ Рейгана в советской литературе», десять Азбук, «Совы» (советские тексты), пьеса «Я играю на гармошке», а также «Обращения к гражданам» – листовки, которые Пригов расклеивал на улицах Москвы в 1986—87 годах (и за которые он был арестован). Наряду с известными произведениями в том включены ранее не публиковавшиеся циклы, в том числе ранние (доконцептуалистские) стихотворения Пригова и целый ряд текстов, объединенных сюжетом прорастания стихов сквозь прозу жизни и прозы сквозь стихотворную ткань. Завершает том мемуарно-фантасмагорический роман «Живите в Москве».

Некоторые произведения воспроизводятся с сохранением авторской орфографии и пунктуации. В ряде текстов используется ненормативная лексика.