Скачать все книги автора Дэнни Плектей

Был Год Плодородного Зерна.

Когда капитан Плантер спускался с освещенного вспышками ночного неба на своей мощной игле — за ней тянулась алая пламенеющая нить, — консультант и физик стояли рядом с ним. В его распоряжении находились все необходимые механизмы, голова забита разными историями, он прибыл в Год Плодородного Зерна.

Праздник, время всеобщего ликования. Время сеять мир, счастье и надежду.

Время поклонения.

Капитан Плантер стоял на склоне холма и смотрел на город, а у него над головой голубело утреннее небо.

Когда Грэм Кракен умер, его труп заморозили и сохранили в целости до тех времён, когда медицина уйдёт далеко вперед. И вот наступил 2088 год, и Кракена оживили…

Мистер Смит только что было собрался смешать себе мартини, как раздался отвратительный скрежет, и уже открытая бутылка вермута выскользнула из его рук. Успев подхватить лишь бутылку джина, Смит бросился к окну. За рассеянным сиянием в сотне ярдов от дома ничего не было видно. «О, боже!» — оказал Смит и бросился к телефону вызывать полицию.

Он сделал добрый глоток джина прямо из горлышка — и вдруг услышал странный шипящий звук, доносившийся снаружи через открытую входную дверь. Смит подождал минуту, но шипение не прекращалось, и тогда он осторожно вышел на улицу. Там, где только что было огненное сияние, поднимался густой туман. Смит стоял и смотрел еще минут пять. Когда же он собрался вернуться в дом, чтобы снова глотнуть джина, из тумана вышел человек и сказал:

Патрульный корабль «Солнечный океан» был всего лишь в миллиарде миль за орбитой Плутона, когда в каюте капитана зазвучал сигнал вызова. Капитан мгновенно проснулся, ощупью отыскал в темноте на ночном столике тумблер видеофона.

— Капитан слушает. Доброе утро.

— Докладывает штурман, сэр. Сообщаю показания радара.

— Что у вас там?

— Большой выброс, сэр. Препятствие по курсу, примерно за сто тысяч миль. Теперь уже сорок тысяч. Какое-то тело большой плотности, сэр.

Грэхем Кракен лежал на смертном одре. Сквозь туман, застилавший глаза, он обшаривал взглядом ставший вдруг необычайно высоким потолок и вслушивался в слова утешения.

— Все шансы на вашей стороне, — говорил врач. Кровать, казалось, напряглась под Кракеном. Дружины матраца стали вдруг жесткими.

— Придет день… — Голос врача доносился до него словно приглушенный металлический звон. — Придет день, когда медицинская наука настолько уйдет вперед, что вас смогут оживить. Тем временем ваше замороженное тело будет в целости сохранено. — Металлический звон становился все глуше. — Придет день, когда наука восстановит ваше тело, и вы будете жить снова.