Скачать все книги автора Данила Врангель

– Слушай, мне кажется, – я голубой.

– Это ты так пошутил?

– Да нет, какие к чёрту шутки. Понимаешь, вчера вечером я это понял.

– Ну-ну… Давно это у тебя?

– Наверное, с рождения. Говорят, генетический код…

– Давно переклинило, спрашиваю?

– Дай бог, чтобы переклинило. Ты хочешь понять, о чём я? Сам ничего не понимаю. Но знаю одно – мне нравятся женщины…

– Так бы и сказал, а то – «голубой».

– … до такой степени, что я хочу стать одной из них.

Данила Врангель. Мираж желаний

Никогда не знаешь, что будет в следующую секунду.

Машина остановилась. Стайка девушек на углу улицы смотрели зазывно, как турецкие рыночные продавцы. Одна подошла и спросила:

— Джентльмен желает отдохнуть?

— Да, — неожиданно для владельца «Ломбардини» произнёс его голос.

Она оказалась девчушкой девятнадцати лет. На этом углу, как выяснилось позже, стояла уже с пол года.

Отдыхали не в машине, и не в гостиничном номере, а на набережной моря в открытом баре. Мягко шелестела морская волна. Вдали, метрах в трехстах, плыла изгибающейся дугой пара дельфинов. Шла неторопливая беседа, не совсем привычная для уличной проститутки во время сеанса своей работы.

ДАНИЛА ВРАНГЕЛЬ. ГОРДОСТЬ

Определяя понятие гордости как ощущение личностной ценности, нельзя не признать, что это ощущение идёт из глубины истоков генетической системы и совершенно неподвержено волевому регулированию с целью нивелирования самооценки до степени массового характера.

Гордость, вне всякого сомнения, в большинстве случаев, кроме патологических отклонений психики, есть система защиты самоопределения и принадлежности к генетическому клану, составляющему родственную линию, уходящую в самое основание генома и контролирующую своего представителя при помощи эманаций проявляемых как гордость.

ДАНИЛА ВРАНГЕЛЬ. СМЕРТЬ В ПОДНЕБЕСЬЕ

Ты знаешь, что бывает, когда вертушку клинит, и центр тяжести ползёт, как змей на кролика, а кролик тот, к тому же, начинает прыгать, как взбесившийся опоссум, и добивается того, чего он хочет - вертушка валится винтом и прямо вниз, перекрывая выход всем из судна смерти, которым и становится она, вершина инженерной мысли, считается-то так – вершина… твою мать, убил бы Леонардо - придумки вертолёта, каков удел пилотов, а братвы, доверившей ей жизни и поверив, а эта сука, на понтах ведясь, переворачивается, падло, и всех с собой в могилу тянет, словно упЫрь, которому хоть раз в неделю, по выходным, но надо крови выпить.

ДАНИЛА ВРАНГЕЛЬ. Пленница тьмы

Землеройка яростно бурила тоннель и двигалась вперед непрерывными рывками, вталкивающими её тело в разгрызаемую тьму, стоявшую черной каменной глыбой, закрывающей собой что-то светлое, маячившее там, впереди, и чего не было здесь, в угольном мраке подземелья, освещенного близорукой свечой осознания волевого движения вперед, сквозь материю препятствия, сквозь удары плотного будущего, наступающего как колизейский тигр с огненным мечом гладиатора, бьющегося за свою сторону Луны и не желающего сливать свою половину в одно целое, которое волшебной неясностью манило куда-то в фиолетовую даль океана будущего, мерцающего саргассовым морем затонувшего счастья одиноких погибающих кораблей, зовущих на помощь из холода и мрака неизбежности, вцепившейся когтями черного камня наступающей тьмы времен. Осознание упрямо вгрызалось в пространство, отбрасывая лед преград и хладнокровно не реагируя на удары гранитных всполохов, вырастающих на пути.

ДАНИЛА ВРАНГЕЛЬ. Оргия Луны

Несоответствие ощущаемого и представляемого действительному и неизбежному является основным диссонансом внутреннего мира эстетического и чувственного восприятия, не в состоянии окончательно принять истину безусловного приоритета материального, когда духовное является именно его продолжением, но никак не иной сущностью.

Что, конечно же, противоречит всем без исключения изыскам так называемых духовных исканий, когда материя рассматривается как нечто несущественное, однако на определённом этапе интеллектуально развитый ищущий неожиданно осознаёт, что в конце тоннеля философско-религиозно-оккультных познаний свет есть, но этот свет не более чем его собственное осознание, а больше там ничего не может быть принципиально.

БЕРТОЛЕТОВА СОЛЬ АГЕНТУРЫ ГЛУБОКОГО УКРЫТИЯ

1.

На сто первом этаже стеклобетонной башни-небоскреба в Нью-Йорке, в офисе «Международной

компании защиты сирот Эфиопии», прошло заседание управления этой организации. Решение

повестки дня было выработано быстро, и многочисленные импульсы электронной почты

понесли указания из этого центра во все уголки пилы WWW.

Информация, полученная управлением компании, была настолько важной, что все действия и

«Совершенство в принципе не может быть счастливым»

Сюзанна Браунинг

Патология скрытой невменяемости, определённая действиями, констатируемыми как графомания той или иной степени, включая в эту формулировку как производство романов, поставленное на поток, так и записки мемуарного характера, или просто полубредовые(или совершенно арифметические)очерки об окружающем мире, не несущие ничего и никому в ясном состоянии духа, направлена остриём своей энергетической максимы трансцендентного смысла именно в поле неясного состояния, то есть, практически, все без исключения пишущие ради того, чтобы их записки прочитал внешний мир, являются лёгкой(или не совсем)формы представителями маниакально-депрессивного психоза, надеющимися отыскать своё подобие в безбрежном океане внешнего, в любом случае, при близком рассмотрении, оказывающегося не более чем жалким подобием внутреннего(подобием его представления), потому что аутентичность всегда максимально насыщена собственной собственностью, кроме которой ничего не может быть в принципе, так как оно в любом случае не является элементом брахмана, но лишь иллюзией атмана, выражаясь терминологией буддизма, то есть эгоцентричность никогда никаким образом не трансформируется в эговселенность, хотя именно этого и хотят на несознательном уровне все без исключения маниакально-депрессивные представители пера, желая объять необъятное.

ДАНИЛА ВРАНГЕЛЬ. Порномагия

Он прошелся вдоль кабинета и закончил:

— И не столь важно, что ты думаешь на самом деле.

— Я не могу врать. У меня это никогда не получалось.

— Это не обман. Это самозащита. Самозащита без оружия до того момента, пока не придется применить оружие. И давай без лукавства.

— Какое ещё оружие? Что ты говоришь?

— Господи, да не пистолеты и пулемёты. Наше оружие, вернее ваше, это секс. Теперь доступно?

ПОРНОГРАФИЧЕСКАЯ ИЛЛЮМИНАЦИЯ

Он прошелся вдоль кабинета и закончил:

- И не столь важно, что ты думаешь на самом деле.

- Я не могу врать. У меня это никогда не получалось.

- Это не обман. Это самозащита. Самозащита без

оружия до того момента, пока не придется применить

оружие. И давай без лукавства.

- Какое ещё оружие? Что ты говоришь?

- Господи, да не пистолеты и пулемёты. Наше

оружие, вернее ваше, это секс. Теперь доступно?

Проблематика божественности женского гомосексуализма

Данила Врангель

Ди джей Бум понуро сидел в кресле, откинувшись на мягкую, кожаную спинку и уставившись в лепной потолок своей многокомнатной квартиры, расположенной на семнадцатом этаже элитного дома, стоявшего на Арсенальной площади города Киева.

Громадный электронный пульт сведения звуков, так называемый микшер, расположился перед ним и сверкал множеством регистров, индикаторов и реостатов словно цыган, распахнувший свою шубу на цыганской свадьбе. Электронные синтезаторы, гавайские гитары, губные гармошки, карликовые флейты, домры, балалайки, свирели, дуделки, стакан на цепочке, индейский бубен и старинный гобой стояли перед ди джеем как притихшее стадо ожидающее, когда пастух придёт в себя и, взмахнув плетью, укажет путь, куда двигаться. Ди джей был для них Бог. И это совсем не метафора.

Данила Врангель. Мираж желаний

Никогда не знаешь, что будет в следующую секунду.

Машина остановилась. Стайка девушек на углу улицы смотрели зазывно, как турецкие рыночные продавцы. Одна подошла и спросила:

— Джентльмен желает отдохнуть?

— Да, — неожиданно для владельца «Ломбардини» произнёс его голос.

Она оказалась девчушкой девятнадцати лет. На этом углу, как выяснилось позже, стояла уже с пол года.

Отдыхали не в машине, и не в гостиничном номере, а на набережной моря в открытом баре. Мягко шелестела морская волна. Вдали, метрах в трехстах, плыла изгибающейся дугой пара дельфинов. Шла неторопливая беседа, не совсем привычная для уличной проститутки во время сеанса своей работы.

ДАНИЛА ВРАНГЕЛЬ. РЕНТАБЕЛЬНОСТЬ СЕКСА ВТРОЁМ

— Невозможность порождает безумие. Не всегда, но очень часто.

— Это не убедительно.

— Когда ты убедишься, то это будет уже не этот свет. Ни один безумный не осознаёт своего безумия. Ни один. Даже ты.

— Что ты сказал? Я сумасшедший?

— Пока нет. Пока. И верь мне. Кому–то надо верить. – Человек с лёгкой небритостью на лице наклонился к собеседнику. Добавил:

— Некоторые вещи о себе мы можем узнать только со стороны. Только оттуда.

Сексуальность мира как воля и представление

Чтиво для свободного и чистого разума

Соавторы Сюзанна Браунинг и Ева София Браун

Физика группового секса

В контексте идентичности смыслов и понимания физики как природы, а секса как природной функциональности любая социальность в любом случае максимально функциональна при оптимуме количественной составляющей, определяющей максиму качества, то есть в любом конкретном деле необходимо задействовать нужное число людей, не более и не менее, в некоторых случаях менее одного, в других более чем возможно.