Скачать все книги автора Буало-Нарсежак

— Я его убью! Клянусь тебе, этим кончится!

Она остановилась у окна, устремив невидящий взгляд на море. Лепра пытался завязать галстук. Он наблюдал за Евой в зеркало и уже снова желал ее. Страсть терзала его как болезнь — никакие объятия не приносили исцеления. На Еве было белое плиссированное платье, сквозь легкую ткань просвечивал раздвоенный силуэт ее тела. Лепра нервничал. Он разразился бранью, проклиная галстук, концерт…

— Постой, Жанно, — сказала Ева. — Дай сюда галстук. Ты хуже ребенка… Впрочем, ты и есть мой ребенок, ты сам знаешь!

Боб мне подмигнул. Я шел вдоль стойки бара со стаканом в руке и чувствовал себя ужасно неуклюжим и скованным, хотя за мной никто не наблюдал. Боб спокойно подтолкнул ко мне коробку, которая показалась совсем маленькой. И зашептал скороговоркой:

— Только без глупостей!

Я приготовил деньги заранее. Пять туго сложенных сотенных банкнотов. Боб взял их, развернул и как ни в чем не бывало положил в бумажник между другими купюрами. Каждое его движение внушало доверие. Я поставил стакан на стойку бара, взял коробку и сунул ее в карман плаща. Выходит, это так просто! Теперь у меня было впечатление, что я смотрю гангстерский фильм, вернее, участвую в нем: спускаюсь по лестнице, которая ведет к туалетам, запираюсь в кабинке, открываю коробку. Крупный план моего лица, поблескивающего от выступившего пота. Револьвер покоится на вате, как какая-нибудь драгоценность… Светлая рукоятка, очень короткий ствол, барабан, словно распухший от патронов. Я осторожно вынимаю револьвер из коробки. Куда его положить? В карман пиджака или брюк? Я выбираю карман брюк, чтобы в любую минуту иметь оружие под рукой. И, оставив коробку в углу туалета, снова появляюсь в баре, но уже не совсем прежним человеком, так как теперь нахожусь по другую сторону барьера.

Современный французский детектив, Прогресс, 1977 год.

Ю. Уваров "Пути жанра".

Буало — Нарсежак. Инженер слишком любил цифры (перевод: Н. А. Световидова), Поль Александр и Морис Ролан «Увидеть Лондон и умереть…» (перевод: Морис Николаевич Ваксмахер), Себастьян Жапризо «Дама в очках и с ружьем в автомобиле» (Перевод: К.А. Северова).

Первый выпуск серии

Буало-Нарсежак - Убийство на 45 оборотах

Шарль Эксбрайя - Оле, тореро!

Жерар де Вилье - Рандеву в Сан-Франциско

«Из царства мертвых» — история о том, как муж, богатый промышленник, просит своего друга, бывшего полицейского, проследить за своей женой, которая, как ему кажется, хочет покончить с собой…

Роман «Из царства мертвых» лег в основу фильма «Головокружение» — шедевра мирового кинематографа, снятого А. Хичкоком.

«Та, которой не стало» — рассказ о муже, который планирует убийство жены, но не знает о том, какую цену ему придется заплатить за это. Роман лег в основу киноленты, вошедшей в золотой фонд французского и американского кинематографа.

В шестом томе Полного собрания сочинений Буало-Нарсежака мы впервые знакомимся с их рассказами. Признанные романисты и в жанре короткого рассказа проявляют себя настоящими мастерами.

Быть может, ограниченное пространство новеллы и мешает свойственному им психологизму, зато в построении интриги и неожиданного финала «на пятачке» рассказа авторы явно выигрывают.

Пессимистическое восприятие современного мира сталкивается в представленных сборниках рассказов с необычайно жизнеутверждающим отношением к людям, населяющим эту зловещую действительность.

Читатели, которые познакомятся с шестым томом Полного собрания сочинений Буало-Нарсежака, безусловно придут к выводу, что целостное представление об их творчестве невозможно без новеллистики.

— Холодно-то как! — проворчал Дед Мороз.

— Заткнись ты! — ответил Гюстав. — Не нравится — вали раздавай свои проспекты.

Ожидание тянулось уже три четверти часа. Туан, сидя за рулем, нервно курил. Все трое не сводили глаз с особняка банкира, некого Северуа, откуда доносились веселые ребячьи голоса. В саду перед богатым домом стоял недолепленный снеговик. Время от времени с крыльца сбегали девочки и, наспех набрав в ладошку снега, шлеп-шлеп, прилепляли его к боку снежного человечка. Голову оставили на потом. Ребятишки заливались смехом, забавно дули на замерзшие руки и вновь взбегали на крыльцо.

В шестом томе Полного собрания сочинений Буало-Нарсежака мы впервые знакомимся с их рассказами. Признанные романисты и в жанре короткого рассказа проявляют себя настоящими мастерами.

Быть может, ограниченное пространство новеллы и мешает свойственному им психологизму, зато в построении интриги и неожиданного финала «на пятачке» рассказа авторы явно выигрывают.

Пессимистическое восприятие современного мира сталкивается в представленных сборниках рассказов с необычайно жизнеутверждающим отношением к людям, населяющим эту зловещую действительность.

Читатели, которые познакомятся с шестым томом Полного собрания сочинений Буало-Нарсежака, безусловно придут к выводу, что целостное представление об их творчестве невозможно без новеллистики.

Это мое завещание, через несколько дней я поставлю последнюю точку в моей печальной судьбе и меня больше не станет. Эти строки я пишу в здравом рассудке, и, клянусь честью, что события, которые я вознамерился пересказать и свидетелем которых невольно стал, происходили именно нижеизложенным образом. Если бы их можно было хоть как-то истолковать рассудком, то я бы не был доведен до такой, увы, печальной крайности. Да простит меня Всевышний, вняв тому, что я, по крайней мере, не предал своей клятвы и возвратил моим предкам, графам де Мюзияк, их родовое имение, из которого они были несправедливо изгнаны, и где я нашел свою могилу. Посему тем, кто познакомится с этими зловещими записками, — моим дальним родственникам, судейским и, кто знает, быть может, эрудитам грядущего столетия — я все же должен дать несколько предварительных разъяснений.

Сборник составили произведения, которые являются характерными для сложившегося во Франции в 50–60-е годы оригинального особого типа детективного романа, где слились в единое органичное целое увлекательное, острое детективное повествование с углубленным психологическим анализом внутреннего состояния личности, оказавшейся в опасности, в экстремальной ситуации «Та, которой не стало» П. Буало и Т. Нарсежака, «Увидеть Лондон и умереть» П. Александра и М. Ролана, «Убийце — Гонкуровская премия» П. Гамарра, «Мегрэ колеблется» и «Мегрэ и одинокий человек» Ж. Сименона.

Два классических криминальных романа о том, что зачастую мир искусства напрямую связан с преступным миром. «Конечная остановка» – рассказ о том, как муж, начав расследование обстоятельств автокатастрофы, в которую попала его жена, понимает, что та вела двойную жизнь и под чужим именем была любимой моделью у популярного парижского художника. Но это лишь небольшая часть замысловатой головоломки, которую придется разрешить герою. «Любимец зрителей». Еще совсем недавно он был кумиром миллионов женщин. Но теперь все в прошлом. Осталась лишь неудовлетворенная жажда славы и желание любой ценой с триумфом вернуться на экран. Судьба дает ему этот шанс. Но герой, в прошлом игравший только рыцарей без страха и упрека, должен сделать выбор между новой ролью и возможностью упрятать в тюрьму невинного человека. Человека, которого он ненавидит всей душой, – своего заклятого врага.

В последний, одиннадцатый, том Полного собрания сочинений Буало-Нарсежака вошли романы 1989–1991 годов. Тома Нарсежак, несмотря на постигшую его утрату — смерть соавтора, в одиночку продолжил начатое около сорока лет назад дело. Он сохранил верность избранному им и Пьером Буало творческому методу, сложившимся за долгие годы сотрудничества традициям детективно-психологического жанра.

Седьмой том Полного собрания сочинений Буало-Нарсежака — плод уже вполне зрелого сотрудничества этих двух авторов. Герои романов седьмого тома все те же обычные, как мы с вами, люди, каких, по словам самих писателей, «можно встретить на улице, в кафе или в метро». Интрига, как свойственно Буало-Нарсежаку, — очень сложна, и совершенно непредсказуем финал. Но в произведениях седьмого тома, особенно в романах «Брат Иуда» и «В тисках», соавторы достигли таких вершин психологического анализа, что по праву заняли место в одном ряду с такими признанными знатоками человеческой души, как Уильям Фолкнер и Франсуа Мориак.

В девятый том Полного собрания сочинений Пьера Буало и Тома Нарсежака, признанных мастеров психологического детектива, вошли увлекательнейшие романы. Читатель буквально не переводя духа переворачивает страницу за страницей в ожидании финала и не устает поражаться неистощимой фантазии авторов.

Во второй том собрания сочинений Буало-Нарсежака вошли романы с запутанной и сложной интригой и психологически продуманными характерами действующих лиц. В этих романах авторы неизменно верны своему творческому методу. Главный герой повествования, от лица которого ведется рассказ, — жертва трагических обстоятельств, создаваемых безжалостными преследователями.