Скачать все книги автора Борис Витальевич Зеленский

Борис Зеленский

ЭКСПОНАТЫ РУКАМИ НЕ ТРОГАТЬ

(история одной агрессии)

ПРЕДЫСТОРИЯ

Как только человек осознал себя человеком, он обратил взор к звездам. Только они могли ответить, уникален ли разум во Вселенной. Человек не хотел верить в свое одиночество. Он жаждал встречи с иными, пусть не похожими на него по облику существами, и эта жажда заставила его распахнуть двери в Звездный Мир, не решив до конца свои проблемы на Земле. Возможно, человек поспешил, отправив в космос посылку, не представляя, в чьи руки она может попасть...

Борис Зеленский

Иск из мезозоя

"Так как люди относятся к высшим приматам, им несвойственно использовать направленную телепатию для разговоров на расстоянии. Для этой цели человечество изобрело телефон, устройство, которое преобразует звуки в электромагнитные колебания и обратно. Когда человек разговаривает по телефону, поневоле вместо диалога получается монолог, время от времени разбавляемый паузами.

- Нет, это невозможно! Не уговаривай! Я не могу допустить, чтобы ты присутствовала на эксперименте!

Борис Зеленский

Нимфа с Литейного

Своим знакомством с баронессой Татьяной Андреевной фон Гольдензак, урожденной Полынцевой, поручик Каштымов был обязан весьма далекому от корысти обстоятельству находиться в полуприятельских отношениях с Николя Шустовским. Получив под Перемышлем свою долю свинца, который пробил верхушку легкого, но, по счастью, не лишил жизни, Каштымов провалялся всю зиму сперва в прифронтовом госпитале, а затем в Питере, в клинике известного хирурга Т. Подлечив поручика, командование сочло необходимым предоставить ему неделю отпуска для восстановления боевого духа, и, завершив нудную процедуру выписки, Каштымов, бледный и исхудавший, как узник Крестов, оказался на Невском, неподалеку от Пассажа. Он не спеша достал портсигар, оставшийся от папеньки, закурил папиросу и похлопал перчаткой себя по ушам, ибо погода была промозглая - все-таки конец февраля. Поручик никуда не торопился, родители Каштымова благополучно отошли в мир иной еще перед войной, и переться в пыльную и пустую квартиру на Васильевском его не тянуло. За три года на австрийском фронте он растерял все петербургские знакомства и теперь прикидывал, кто из приятелей по Горному институту может встретить его с распростертыми объятиями, как это принято у русских после длительной разлуки.

Борис Зеленский

ВЕСЬ МИР В АМБАРЕ

В этой повести придумано много такого, чего на самом деле нет. А многое из того, что есть, является таковым лишь по видимости и названию. По видимости и названию эта повесть - фантастический детектив, а по сути дела - пародия. Но пародия, как известно, это не жанр, а только лишь то, что остается от любого жанра после того, как за него примется автор с хулиганскими замашками.

Уже знакомый нам автор Борис Зеленский оставил в своей новой повести чуть-чуть фантастики и чуть-чуть детектива. А что останется читателю, когда он перевернет последнюю страницу! Ему останется все то, чего в повести по видимости и по названию нет, а на самом деле есть. То есть то, что автор на самом деле имел в виду, когда придумывал много такого, чего в действительности нет.

Жизнь завтрашнего дня: в Галактике пусть худой, но все же мир. Однако, это мир, основанный на взаимном страхе. У нас одна Галактика на всех, так что людям и их противникам надо научиться жить в дружбе или привыкать к мысли, что несмотря на лучшую армию, очень скоро во вселенной для тебя не останется места.

Он просыпается и видит возле постели пожилого человека, черты лица которого смутно напоминают ему что—то близкое и родное.

— Где я? — спрашивает слабым голосом он, хотя ему следовало бы сперва задать другой вопрос: «Кто я?», — ибо имени своего не помнит.

Пожилой человек начинает говорить, и становится понятным, почему его лицо кажется знакомым:

— Доброе утро, я — твой младший брат Патрик. А тебя зовут Джон, лорд Норфолк. Мы принадлежим к старинному роду и находимся в нашем фамильном замке.

Только—только Петя Кефиров наладился за раздолбанную пишущую машинку, как в дверь постучали.

«Не иначе Чумовой, — подумал Петя, и перед его мечтательным взором возник небритый фас соседа, — не открою. Все равно у меня ни копейки».

Стук повторился. Весьма настойчиво.

«Ишь, настырный, — почти разозлился Кефиров. — Может, у меня самого душа горит».

Потом сообразил, что стук хоть и настырный, но не громкий. Чумовой, когда опохмелиться желает, вкладывает в дверь весь вопль страждущей души. Стучали же осторожно или, точнее сказать, деликатно.

Морозным январским утром по одной из окраинных улиц антарктического города Саутрока брел человек. Одет он был хорошо, богато одет, и было непонятно, что, собственно говоря, потерял он в этом скоплении притонов и трущоб, да еще в такой час, да еще передвигаясь на своих двоих, а не в навороченном полярном «пингвине—люкс» с автономным эколоджайзером и сетевым навигатором, как то подобает уважающему себя джентльмену.

Впрочем, во взгляде самого прохожего тоже читалось: «И кой чёрт меня сюда занес?»

Серийные сборники фантастики “Китеж” будут знакомить читателей с лучшими образцами отечественной и зарубежной фантастической прозы, поэзии, критики.

Повести и рассказы, включенные и книгу, разноплановы, но их объединяет пристальное внимание автора к общечеловеческим проблемам: нарастанию экстремизма, примату техники над нравственностью, ответственности перед будущими поколениями.

В этой повести придумано много такого, чего на самом деле нет. А многое из того, что есть, является таковым лишь по видимости и названию. По видимости и названию эта повесть — фантастический детектив, а по сути дела — пародия. Но пародия, как известно, это не жанр, а только лишь то, что остается от любого жанра после того, как за него примется автор с хулиганскими замашками.

Уже знакомый нам автор Борис Зеленский оставил в своей новой повести чуть-чуть фантастики и чуть-чуть детектива. А что останется читателю, когда он перевернет последнюю страницу! Ему останется все то, чего в повести по видимости и по названию нет, а на самом деле есть. То есть то, что автор на самом деле имел в виду, когда придумывал много такого, чего в действительности нет.