Скачать все книги автора Борис Борисович Гребенщиков

Интервью с Борисом Гребенщиковым,

взятое А. М. в январе 1985-го года в Ленинграде...

"МУЗЫКА - ЭТО ТО, ЧТО ДАЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ ВЕРЕ!"

С того времени, как Б. Г. дал мне это интервью, прошел ровно год. Вновь январь, только за окном не Ленинград, а совсем другой город, но в этом ли суть? Меньше месяца назад, в Москве, на одном из последних концертов "Аквариума" мы встретились с Борисом и я спросил его: - Что, Боб, делать? - Попробуй, - ответил он, - вдруг там все же что-то есть...

Гребенщиков Борис

Р О М А Н, К О Т О Р Ы Й Т А К И Н Е О К О Н Ч Е Н

ибо я люблю странное.

Может быть, вы поймете, о чем я говорю.

И я посвящяю страницы, лежащие перед вами

людям, идущим впереди на шаг.

Глава первая

Вечерело. Солнце описывало последние круги над горой

Крукенберг, и в зарослях кричащего камыша уже пробовали

голоса молодые копношаги. Время от времени один из них,

должно быть, самый молодой, путал строчки распевки, и

Б.Г.

G A6

Когда отряд вошел в город

C G

Было время людской доброты

A6 I II III

Население ушло в отпуск

C G ---|---|-X

На площади томились цветы ---|---|--

Em ---|---|--

Все было неестественно мирно ---|---|--

Hm Am C ---|-X-|--

Как в кино, когда ждет западня ---|-X-|--

G ? Em ??

Часы на башне давно били полдень

C D(или??) G - ничего не зажимать

Вечерело. Солнце описывало последние круги над горой Крукенберг. В зарослях кричащего камыша уже пробовали голоса молодые конопщаги. Время от времени один из них, должно быть самый молодой, путал строчки распевки, и тогда Фууром начинал что-то сердито бормотать, а с реки доносилось хлопанье и сопенье пожилого Криппенштрофеля, который пытался перебраться на тот берег и вот уже полчаса неуклюже топтался перед водой, мутными зелеными глазами безуспешно смотря на мелькающих в глубине рыб.

Стоит в лесу дом. Живут в доме Иван Семипалатинский и Данило Перекати-Поле. Иван рубит дрова да правит печь; Данило за добытчика. Как сядет зимой солнце, так хрусть-хрусть шаги по снегу, да ветки трещат. Иван в окошко выглядывает - и верно: бредет в сумерках между елей Данило с мешком на спине. "Ну, брат Иван, топи печь, смотреть будем - что Бог послал". - "А и так уж, Данилушко, горяча, знай себе - брык на лавку, да хлебай шти". А после садится прямо на пол, мешок посредине, и начинает тягать.

История Германии, кратко изложенная мной в 14 словах на основе сугубонаучных гипотез и личного опыта такова, с каковой Вы, мой глубокоуважаемый читатель, сейчас начинаете знакомиться.

Сперва в Германии жили германцы, потому что так везде бывает: англичане в Англии, американцы - в Америке, индейцы в Индии (но: что касается дунаданцев, то idem).

Так вот, эти германцы имели одно очень любопытное хобби. Оно заключалось в том, что изредка (хотя, впрочем, довольно часто) тот или иной германец подбегал к другому и дружески хлопал дубинкой по макушке, а затем с удовольствием жевал свежее мясо.

У меня есть две концовки на выбор. Одна из них - печальная:

"Притихшие и непонимающие, они молча пошли по домам". Но она, кроме того, что печальна, еще и нереальна. Слава Богу, мы еще не дожили до того, чтобы рыбаки подстерегали нас при выходе с репетиций; чтобы они, гремя коваными ящиками, приставляли свои коловороты к нашей груди и, сверкая нечеловеческим выражением глаз, столь характерным для гуманоидов IV типа, нажимали кнопку ядерного привода. Да и не те мы люди, чтобы молча разойтись по домам в случае чего. Даже после простой репетиции Т.Б. с Христофором идут пить чай в одно милое место неподалеку, в то время как Сатчьяван, скажем, идет неведомо куда. Точно известно только то, что он никогда не пил чая вместе с Христофором и Т.Б. Но вполне ведь может случиться так, что он вообще не пьет чая после репетиций. Может случиться так, что он пьет кофе. Или портвейн. Хотя вряд ли. Портвейн - как это теперь достоверно выяснено - пьют рыбаки. Вот, помню, едем мы себе спокойно, и вдруг на станции "Электросила" входят семнадцать сразу. В одну дверь. И каждый с ящиком. С коловоротом. В тулупе; или уж на самый худой конец в бушлате. Ответь мне, мой хладнокровно-логичный читатель - это соответствует законам статистики? В одну дверь, а? И притом в ту, где именно и стоит Христофор с виолончелью, обнимая ее горячими руками и страстно моля небо, чтобы никто не вошел, могучим кованым ящиком смахивая виолончели, фаготы и другие деликатные мелодические инструменты со своего грубого пути. И рыбаки-то даже не все одинаковые. Если вот простые рыбаки, которые рыбу ловят, так они безвредны. Что ли, они удочкой будут нам с вами жить мешать? Нешто мы рыбы? Так ведь и коловоротов у простых рыбаков не бывает. И ящиков кованых. И в метро они не ездят. А если и ездят, то не по семнадцать человек в одну дверь. Так вот и получается, что рыбак рыбаку рознь. Подледному рыбаку. Или, прямо говоря, гуманоиду IV типа.

Борис Гребенщиков

В ОБЪЯТИЯХ ДЖИНСНИ

Действующие лица:

ОН

ОНА

Злец

Группа центровых

Прихватчики

Написано 31.12.1971 в автобусе N 2 по дороге на сейшн в Автово

ПРОЛОГ

Гостиный. В окнах джинсы и диски, на горизонте, окутанный туманом, возвышается огромный шуз.

Группа центровых

Центровик 1: Настал отдохновенья час. Идем в Сайгон?

Центровик 2:

Борис Гребенщиков

ДЕЛО МАСТЕРА БО

СОДЕРЖАНИЕ

ГРАФ ДИФФУЗОР - 74

1. Граф Диффузор ............... 3 2. Сана ........................ 3 3. Она ......................... 3 4. Время любви пришло .......... 4 5. Мозговые рыбаки ............. 5 6. Остров Сент-Джоджа .......... 5 7. Июнь ........................ 5 8. Стань поп-звездой ........... 6 9. Уходим в боги ............... 6 10. Нет на тебя управы .......... 7 11. В озере слов ................ 8 12. Воздайте хвалу .............. 8 13. Пускай ...................... 9

Борис Гребенщиков – тонкий лирик и пристрастный хранитель культуры, в том числе великой русской культуры, мировой духовной мысли. Не случайны в его творчестве строки: «Но, чтобы стоять, я должен держаться корней».

Перед вами книга «Деcять Стрел», где собраны те песни, которые бесконечно слушают в авторском исполнении, те песни, которые чаще других просят исполнить на концерте, поют в компании под гитару…

Из поэтических строк Бориса Гребенщикова складывается картина духовного поиска удивительного «беспечного русского бродяги», поэта, независимо от существующих общепринятых норм не желающего изменять представлениям о своем кредо и месте в русской культуре. И потому его стихи и песни всегда будоражат, всегда радуют и рождают лучшие качества в душе любого читателя и слушателя.

В книгу включены лучшие тексты песен, написанные за время всего творческого пути автора, в том числе из умиротворяющего альбома «А+» и тревожного, издающегося впервые, «Соль» – подлинная поэзия, которая по-настоящему открывается, когда задерживаешься на строках, вчитываешься: тогда они обретают реальную плотность и осознаннее становятся глубина и масштаб сказанного.

Борис Гребенщиков – легенда российской рок-музыки, поэт, музыкант, художник; полстраны выросло на песнях Б. Гребенщикова, полстраны с трепетом относится к его творчеству, будоражащему и всегда радующему, пробуждающему самые светлые стороны и качества в душе любого читателя и слушателя. Они заставляют «двигаться дальше», несут духовное перерождение чуткому слушателю и читателю. Как бы это ни было сложно – благодаря песням и стихам Б. Гребенщикова становится возможным! Главная книга Бориса Гребенщикова, в которой собраны все тексты песен, написанные за время творческого пути, в том числе из нового альбома «А+». Книга проиллюстрирована обложками альбомов «Аквариума», на авантитуле – студийная современная фотография автора.

«Течения и Земли» – первая книга серии «Аэростат», авторской музыкальной энциклопедии лидера группы «Аквариум» Бориса Гребенщикова.

В этой публикации представлены три произведения из написанных неким Марисом. В данном случае «Марис» – не имя, не фамилия и, понятно, не отчество. Это псевдоним. Псевдоним, которым подписывали совместно написанные сочинения два человека – соавторы Борис Гребенщиков (он же Боб, он же БГ) и Армен Айрапетян (он же Аппаратчик Марат). Слово «Марис» и образовалось от слияния имён Марат и Борис.

Книга содержит сведения из истории группы «Аквариум», около сотни песен и стихов группы, размышления Б. Гребенщикова, интервью, анекдоты, высказывания «классиков» о Б. Гребенщикове, оригинальные иллюстрации и фотографии.

«Правдивая автобиография Аквариума» — ни что иное, как личное письмо Бориса Гребенщикова Артему Троицкому Здесь приведены два варианта этого документа: 1) в изначальной (?) редакции; 2) в повторной авторской редакции 1992 года.https://handbook.severov.net/handbook.nsf/9cc698fc16ff398bc3256b09006c7f01/ ad3c63d1e9b652afc325715c006e9bc2?OpenDocument Отрывок из книги «Аквариум 1972–1992». Алфавит. Москва. 1992. Составитель и редактор Ольга /Леля/ Сагарева.