Скачать все книги автора Борис Антонович Руденко

Борис Руденко

Цена искупления

Все это теперь позади. До предела осточертевшая тяжесть жестких скафандров, метановые ураганы Юнги и оглушающая, жгучая тоска по дому.

Все это в прошлом. Пройдет еще двое суток, и все мы - все тридцать шесть, взойдем на борт большого планетарного модуля, чтобы покинуть Юнгу навсегда. И право, никто из нас не станет о том жалеть, хотя частица каждого осталась здесь, на этой планете. Эти последние два дня никто из нас и близко не подойдет к реактору, не посмотрит в ту сторону. Пожалуй, мы почти не будем разговаривать друг с другом эти два дня. Может, потому, что реактор - единственная тема наших разговоров в последние годы, единственный предмет волнений и споров. И единственное, о чем мы не захотим слышать в эти последние двое суток на Юнге.

Борис Руденко

Экзотический вариант

Случилось так, что мечта Георгия сбылась. Георгий обменял квартиру в гремящем выхлопами сотен машин пыльном центре на такую же в районе окраинных новостроек.

Задрав босые ноги на спинку кровати, Георгий наслаждался покоем. Внизу желтела земля, сухая и глинистая, расчлененная узкими полосками асфальта, вся в давленых следах самосвалов, вывозивших последний строительный мусор. Скоро в нее закопают деревья и цветы, и под окнами Георгия запоют птицы.

Изменение начинается само собой. И вот оборотень спешит домой. Российский городок, убийцы преследуют девушку-свидетеля. Ну как тут хорошему оборотню не помочь девушке? И решившуюся спрятаться на даче за городом проводит. И даже начнет спасать от приехавших бандитов, но у тех среди собак окажется генби! Кровный враг Измененных. И началось такое...

Борис РУДЕНКО

Работа по призванию

Думаете, легко работать регулировщиком?

Рычащий поток машин с утра до вечера. Бесчисленные "Жигули", "Волги", менее престижные "Запорожцы" и несравненно более - иномарки волшебных форм и красок.

Автомобиль не роскошь, а источник загрязнения окружающей среды. Выхлопные синие дымы, запах бензина всех сортов, капли масел на нагретой мостовой...

Мечущиеся фигуры отважных нарушителей-пешеходов, нервирующий скрип "мертвых" тормозов и визг протекторов.

Борис Руденко

Вторжение

Василий Алексеевич Кузовкин вошел в свою квартиру. Дефицитный никелированный замок, приобретенный через хорошего и полезного знакомого, щелкнул звонко и категорично, в тон душевному настрою хозяина.

Кузовкин не спеша расстегнул пальто и повесил его на плечики вешалки, аккуратно разгладив складки. Потом подошел к зеркалу и, вытянув из кармана расческу, тщательно причесал островок растительности надо лбом. Из зеркала уверенно и независимо смотрел ответственный работник министерства - в меру моложавый, лысеющий и полноватый. Несмотря на небольшой рост, выглядел он весьма представительно.

…Они остались живы. Все трое. Только третий этого не знал. Третий лежал на полу авиетки, на надувном матрасике, запрокинув кверху неподвижное лицо.

Кроман нагнулся, осторожно приподнял его голову и подложил под затылок скатанную валиком куртку. Затем, сильно прихрамывая, опираясь рукой о стенку, вернулся в кресло и вновь принялся осторожно массировать поврежденное колено.

— Станция, Станция, я Разведчик-два, совершил аварийную посадку в лимане Лапранди, около десяти километров на юго-восток от Игольного мыса… Станция… — безостановочно и монотонно бормотал в микрофон Гусев.

Человечество окончательно задыхается на Земле из-за нехватки места и ведет поиски новой планеты, где можно нормально существовать. Это также большой денежный и экономический куш и потому охотников хоть отбавляй. Но бравые супергерои всех победят и помогут новым поселенцам. Но вот что выкинет родная планета никто не ожидал.

Бензобак его “пятнашки” был пуст уже вторую неделю: лимиты по льготным ценам на бензин для граждан с первого числа снова сократили вдвое. По иностранным кредитам страна расплачивалась нефтью. Последнюю десятилитровую канистру дешевого бензина Дорохов хранил на балконе на случай экстренной поездки в деревню к родителям. Дорохов коснулся рукой запылившегося бока машина и вышел со двора на улицу. В этот час и день, да и во все последующие вплоть до начала месяца, мостовые оставались свободными от транспорта. На своих колесах передвигались только городские чиновники, заезжие иностранцы да бандиты. Первая категория получала бензин по спецрасценкам, а две последующие ценами не интересовались никогда. Улица была почти пуста и от прохожих, однако четверо нищих, трое из которых работали под беженцев из Таджикистана, как всегда стояли на своих местах.

Эта тюрьма не оставляет заключенным ни малейшей надежды на бегство, а от властей не требует никаких средств на содержание узников. Ведь это - целая планета.

На I, II, IV страницах обложки и на стр. 2 рисунки Сергея РАДИМОВА к фантастической повести «КАРИАТИДА».

На III странице обложки и на стр. 61 рисунки Генриха КОМАРОВА к повести «ДО ВЕСНЫ ЕЩЕ ДАЛЕКО».

Опасаясь ареста, олигарх принимает предложение изобретателя «машины времени» отправиться в будущее…

© SoN

Опубликовав полемическую статью в научном журнале, историк Олег Нестеров даже не предполагал, что тем самым вовлекает себя в яростную борьбу двух тайных противоборствующих сил, члены которых — могучие суггесторы и телепаты, результат дальнейшей эволюции человека. Для «хищников» простые люди служат лишь пищей, и на Нестерова, обладающего опасной информацией, объявляется беспощадная охота. Теперь он может рассчитывать только на свои силы — и, возможно, на помощь стороны, противостоящей «хищникам»…

Клайд был стар, но маяк - много старше. Поколения семьи Клайда зажигали сигнальный огонь в ночи. А когда наступал черед, смотритель передавал свою обязанность следующему по старшинству в семье - младшему брату или сыну. И так далее. Ключи от маячной башни Клайд получил от отца сорок семь лет назад и с того дня каждый вечер поднимался по каменным ступеням спиральной лестницы в фонарную комнату, чтобы зажечь лампу и послать световой луч в океан.

Когда-то давно в этот мир прибыли люди-колонизаторы. Но они столкнулись с другой расой, которая решала проблему контакта с «чужими» одним способом — поскорее уничтожить. Им удалось уничтожить практически всех землян, но ряд из них смогло укрыться на плавучем острове. И только их далекие потомки дождались помощи с Земли, ведь колония расположена так далеко. Но по-прежнему остается проблема контакта с иным разумом. Возможна ли очередная попытка...

«Наука и жизнь» № 8, 2012.

Сборно-разборный чабанский дом-юрту можно увидеть в предгорьях Средней Азии, на юге Сибири, на Алтае, в Башкирии, Бурятии, Монголии…

…Род был небольшой. Шесть тяжело нагруженных верблюдов мерно шагали за конём проводника каравана. За ними на невысоких, но крепких и выносливых степных лошадках ехали женщины с маленькими детьми. Мужчины с подростками, тоже верхом, сопровождали сбившуюся плотным гуртом отару. Несколько пастушьих собак помогали им, немедленно пресекая попытки молодых барашков вырваться из общей массы. День клонился к закату, порывы холодного ветра поднимали столбики пыли, бросали в лицо колючие снежинки начинавшегося снегопада.

Фото Игоря Константинова.

Утром светило солнце, да только воробьи шибко раскричались — верная примета к метели. В сумерках повалил частый снег, а когда поднялся ветер, запуржило так, что и протянутой руки не разглядеть. Бушевало всю ночь, и на следующий день буран не растерял силы. Избу замело до верха подклета, на улице сугробы в человеческий рост — не пройти даже к соседям, а за околицу села и вовсе не выбраться. Но идти никуда особо и не нужно. Разве что за дровами в сарай-дровяник. Припасов в избе хватит на всю зиму. В подклете — бочки и кадушки с солёными огурцами, капустой, грибами и брусникой, мешки с мукой, зерном и отрубями для птицы и другой живности, на крючьях сало да колбасы, вяленая рыба; в погребе в бурты засыпаны картошка и прочие овощи. И на скотном дворе порядок: две коровы пережёвывают сено, которым до крыши завален ярус над ними, свиньи похрюкивают за загородкой, птица дремлет на насесте в выгороженном в углу курятнике. Прохладно здесь, но мороза нет. Сложенные из толстых брёвен, тщательно проконопаченные стены сквозняков не пропускают и сохраняют тепло животных, преющих навоза и соломы.