Скачать все книги автора Борис Александрович Садовской

Борис Александрович Садовской

БУРБОН

Цветные дротики уланов,

Звук труб и грохот барабанов.

Пушкин

Глава первая

ПЕРСТ СУДЬБЫ

Улан, красавец и корнет.

Полежаев

Штаб Великославских улан в 1836 году расположен был в Новороссийском крае. Цветущие его степи по праву должны именоваться колыбелью российской конницы. Чуть не в каждой деревне пестрели разноцветными мундирами и значками гусарские, уланские, кирасирские и драгунские полки. Дикая, девственная местами, степь перекликалась от зари до зари то рысис-тым топотом эскадронов, то нестройными взываниями кавалерийских труб, то заливистым конским ржаньем. Великославский штаб: это была поселенная, аракчеевских времен, деревня, строенная по ранжиру, с улицей, ровной и прямой, как летящая стрела, на целые три версты. Улицу делила надвое широкая, с церковью посредине, площадь. Ежели стать на паперти, затылком к востоку, то справа и слева офицерские домики протянутся развернутым фронтом, один к одному, все с зелеными крышами и белыми ставнями казенного образца. Дом полкового командира выделяется изо всех особо: в нем хранятся не только бумаги и казна, но и все штандарты; оттого под окнами постоянно держит на плече саблю часовой, а проходящие мимо офицеры и солдаты снимают, из почтения к святыне, свои красные с бирюзовым верхом фуражки. Позади церкви новый госпиталь, вымазанный ярко-желтой вохрой, с колонками, лепной арматурой и траурным Николаевским орлом на меловом фронтоне, а спереди гостиный двор, с лавками для господ офицеров и их супруг, и грязный трактир с драным бильярдом и двумя зевающими маркерами в засаленных полуфраках. Тут же неподалеку торчит почернелая гауптвахта; весь день несутся оттуда картежные возгласы заарестованных шалунов и беспечный хохот, и выглядывает из окна голова караульного офицера, днем в кивере с помпоном, а вечером в пестрой ермолке с кисточкой и с дымящимся янтарем во рту. И сейчас же за деревней, расплы-ваясь травным океаном, необозримая Новороссийская степь синеет; струятся в волнистой дали серебряные переливы пушистого ковыля; ветер гуляет и свищет, вздыхая по старой были, и дремлют, молчаливо. нахохлясь, на курганах седые задумчивые орлы.

Борис Александрович Садовской

ПЕТЕРБУРГСКАЯ ВОРОЖЕЯ

1818 г.

Глава первая

Здорово, рыцари лихие

Любви, свободы и вина!

А. Пушкин

I

На закате море загорелось и слилось с запылавшим небом. Озолотились темно-зеленые сады невских островов.. Вдали адмиралтейский шпиц вспыхнул, как огненный, над петербургской громадой.

На Крестовском* нынешним летом поют цыгане. Сам Илья** приехал с табором из Москвы. От "гуляков" в трактире вторую неделю отбою нет. Только завечереет, все на Крестовский валом валят: и гвардейцы, и важные господа, и всякая столичная мелочь. Запустели совсем веселые кабачки - и Желтенький, и Красный. Кому не охота послушать лихих цыганских песен, полюбоваться на красавицу Танюшу!*** Голос у Танюши соловьиный: смеется и плачет, печалит и веселит; душу вынет, истомит, сердце измает.

Борис Садовской

ЧЕРТЫ ИЗ ЖИЗНИ МОЕЙ

(Памятные записки гвардии капитана А.И. Лихутина,

писанные им в городе Курмыше, в 1807 году)

Ольге Геннадьевне Чубаровой

Часть первая

Судьба так положила, что счастьем всей жизни моей обязан я покойному благодетелю, Светлейшему Князю Григорию Александровичу. Единственно ему я одолжен как удачливым прохождением службы и умножением достатка, так и блаженством счастия супружеского. Сим воспоминанием великодушному покровителю возлагаю на гробницу признательный венок.

Борис Александрович Садовской (Садовский)

(1881-1952)

НОВЕЛЛЫ

Под Павловым щитом

Великодушный жених

Погибший пловец

Ильин день

Яблочный царёк

ПОД ПАВЛОВЫМ ЩИТОМ

Под Павловым щитом

почию невредим.

В.Капнист

Екатеринославского кирасирского полка подполковник Федор Петрович Уваров царскою милостью не в очередь произведен в полковники и, не в пример прочим, тем же чином переведен в лейб-гвардии Конный полк.

Борис Садовской

Стихи

------------------------------------------------------------------------ Полет сокола В уездном городе Александру Блоку Земляника "Не любовь ли нас с тобою..." "Страшно жить без самовара..." Студенческий самовар Город

------------------------------------------------------------------------

ПОЛЕТ СОКОЛА

Всего прекрасней - сокола полет. Я полюбил следить за ним часами, Когда, дрожа и трепеща крылами, На краткий миг он в воздухе замрет.

Борис Садовской

СВЯТАЯ ЕЛЕНА

В июне 1816 года английский бриг "Нью-кестль" подходил к острову Святой Елены. Он вез европейских комиссаров наблюдать за Наполеоном. Их было трое: французский - маркиз Моншенью, австрийский - барон Штюрмер и русский - граф де-Бальмен. Пушечный выстрел поднял их рано с постели; выстрел с острова означал, что там замечено гудно.

Комиссары молча глядели с палубы на обрывистые громады черных скал.

Борис Садовской

ВСТРЕЧА С ЕСЕНИНЫМ

(Из воспоминаний)

За год до революции пришлось мне случайно бывать в кружке модных петербургских литераторов. Из них многие были женаты, жили на семейную ногу, устраивали журфиксы и обеды. Это требовало расходов. Беллетристы писали на заказ, брали авансы, торговались. Жены соперничали, ссорились сами и ссорили мужей. Никаких общественных и литературных интересов здесь не было. Говорили о гонорарах, об авансах, пили и ели. Читать было некогда, все только писали. Один беллетрист при мне рассказывал, как он сочинил повесть на тысячу рублей. Многие диктовали романы секретарям и женам прямо набело, без поправок.

Книжная судьба В. Ходасевича на родине после шести с лишним десятилетий перерыва продолжается не сборником стихов или воспоминаний, не книгой о Пушкине, но биографией Державина.

Державин интересовал Ходасевича на протяжении всей жизни. Заслуга нового прочтения и нового открытия Державина всецело принадлежит «серебряному веку». Из забвения творчество поэта вывели Б. Садовской, Б. Грифцов.

В. Ходасевич сыграл в этом «открытии» самую значительную роль.

Читателю, который бы хотел познакомиться с судьбой Державина, трудно порекомендовать более ответственное чтение.

Два человека. Один мог бы расшифровать подаваемые ему свыше знаки судьбы, но оказался не в силах совместить в своей душе священное с порочным, серафическое с демоническим — и в брошенном судьбе вызове проиграл. Проигрыш — смерть. Другой никогда не задумывался о высших предначертаниях: судьба вела его по пути множества таких же, шифр жизни был несложен, но, свернув с этого пути и став убийцей своего приятеля, Мартынов, так же как и Лермонтов, проиграл в схватке с Роком.

Борис Садовской (1881-1952) — заметная фигура в истории литературы Серебряного века. До революции у него вышло 12 книг — поэзии, прозы, критических и полемических статей, исследовательских работ о русских поэтах. После 20-х гг. писательская судьба покрыта завесой. От расправы его уберегло забвение: никто не подозревал, что поэт жив.

Настоящее издание включает в себя более 400 стихотворения, публикуются несобранные и неизданные стихи из частных архивов и дореволюционной периодики. Большой интерес представляют страницы биографии Садовского, впервые воссозданные на материале архива О.Г Шереметевой.

В электронной версии дополнительно присутствуют стихотворения по непонятным причинам не вошедшие в  данное бумажное издание. Они взяты из книги: Борис Садовской. Стихотворения, рассказы в стихах, пьесы и монологи. СПб.: Академический проект, 2001 - 398 с. (Новая Библиотека поэта. Малая серия).  

Произведение, написанное ярким русским публицистом начала XX века, ставящее тему борьбы зла с добром необычайно откровенно, непривычно для современного читателя, закормленного целлулоидной литературой смутного времени. Именно эта откровенность и вызвала заговор молчания, объединивший два, казалось бы, непримиримых лагеря: советских большевиков и прозападных демократов. Тема, поднятая автором, вскрывает корни обоих политических течений, показывает их духовное родство и единую человеконенавистническую суть. Важно понять, что зло имеет много лиц и среди них наиболее яркие и изощренные — это коммунизм и демократия. Именно поэтому оба автора оказались фактически под запретом и в коммунистическом СССР и в ельцинской России.

Генезис «интеллигентской» русофобии Б. Садовской попытался раскрыть в обращенной к эпохе императора Николая I повести «Кровавая звезда», масштабной по содержанию и поставленным вопросам. Повесть эту можно воспринимать в качестве своеобразного пролога к «Шестому часу»; впрочем, она, может быть, и написана как раз с этой целью. Кровавая звезда здесь — «темно-красный пятиугольник» (который после 1917 года большевики сделают своей государственной эмблемой), символ масонских кругов, по сути своей — такова концепция автора — антирусских, антиправославных, антимонархических. В «Кровавой звезде» рассказывается, как идеологам русофобии (иностранцам! — такой акцент важен для автора) удалось вовлечь в свои сети цесаревича Александра, будущего императора-освободителя Александра II. Его прельстили красавицей Гетой, дочерью барона-дипломата из голландского посольства (того самого, где служил и отчим убийцы Пушкина Геккерен) от брака его с незаконной дочерью международного авантюриста и деспота Наполеона, кумира всей «просвещенной» Европы и, конечно же, России. Подпавший под чары нанятой «на любовь» баронессы и утративший способность адекватно анализировать создавшуюся ситуацию, цесаревич готов на все, что только пожелает красавица: бежать с ней, быть ее слугой, даже близкого ему человека убить, друга еще с детских лет, поэта Алексея Толстого. Гета, отвергнув все эти порывы, пожелала лишь одного: «…когда будешь царем <…> освободи свой народ от рабства. И цесаревич поклялся свершить это… «Освободи свой народ от рабства». Что значит эта сакраментальная фраза в устах врага? Значит, дает понять автор, «освободи свой народ от русских православных традиций, от ответственности за судьбу отечества, ввергни его в хаос, анархию, в революцию». Садовской, решительный противник революции 1917 года, был убежден, что именно крестьянская, а равно и другие либеральные реформы Александра II, во многом и подготовили, и приблизили ее. «Кровавая звезда» есть Апокалипсис, но, в отличии от «Шестого часа», уже без идеи Воскресения. Это повесть о погибели Русской земли. В завершающей «Кровавую звезду» сцене баронесса Гета, в упоении тайного страшного знания, дает своим гостям, цесаревичу Александру и графу Толстому, мистический урок истории с предвидением будущего, предлагая загадки, отгадки которых всегда смерть.