Скачать все книги автора Автор неизвестен -- Буддизм

Дзен буддизм

Предисловие.

- "101 дзенская история". истории излагают знания и опыт китайских и японских учителей Дзен, охватывая период более, чем 5 веков.

- "Врата без входа". обрание задач, называемых коанами [?], которые используются дзенскими учителями для того, чтобы направить своих учеников к освобождению.

- "10 буйволов". перевод с китайского знаменитых комментариев 12-го века о ступенях сознания, ведущих к просветлению.

ЗОЛОТАЯ ГИРЛЯНДА

Ранние учителя Кагью

в Индии и Тибете

Пеpевод с английского языка - Боpис Еpохин.

Общая pедакция - Вагид Рагимов.

Напечатала текст на машинке - Света Баландина.

Набоp текста на компьютеpе - Ольга Баталина.

Вступительное слово

Карма Тхинлея Ринпоче

С О Д Е Р Ж А Н И Е

Вступительное слово Карма Тхинлея Ринпоче

Введение

Близкая и дальняя линии

Кагью в Тибете

Книгу Мертвых, Бардо Тодол, Тибетскую священную книгу читают, как у нас псалтырь, над гробом умершего в течение 40 дней со дня смерти, исключая первые три дня. Конечно, когда померший беден, чтение укорачивают, а иногда и вообще лишь помянут, как у нас на третий день, девятый, двадцатый и сороковой. А то и просто положат под голову усопшему.

Эта книга-наставление в том, как вести себя Покойному на Том Свете. С другой стороны, это наставление нам, живущим, в том, как и к чему готовиться, пока еще при жизни, в отношении, увы, неизбежного ухода Отсюда.

Эта книга про то, что будет с нами, когда мы умрем, и как следует приготовиться к тому, что ожидает нас на Границе и далее, пока (как утверждает книга) мы вновь не вывалимся Сюда, назад, в очередное беспамятное Существование.

Сутра, предлагаемая ныне вниманию читателя, входит в число наиболее почитаемых текстов махаяны, или большой колесницы, — того направления буддизма, которое исторически оказалось наиболее привлекательным для народов Китая, Японии, Кореи, Вьетнама, Тибета и Монголии.

Это авторский перевод с китайского и комментариями Поповцева Д. В.

При переводе текста было использовано издание сутры на китайском языке, осуществлённое под руководством современного китайского буддийского наставника Чжи Дина и снабжённое его комментарием.

Прикосновение к Мудрости через притчу, легенду, сказку, а порой и анекдот — самый демократичный путь познания Истины. Вот почему во всех духовных учениях человечества всегда использовался этот прием. В предлагаемом читателю сборнике собраны классические притчи, приписываемые различным буддийским Учителям. Но они уже давно преодолели границы учения, в рамках которого были созданы и служат достоянием мировой культуры, обогащая любого человека, прикоснувшегося к их мудрости, вне зависимости от его национальной или религиозной принадлежности.

«Сутта-Нипата» является одним из древнейших и наиболее почитаемых текстов буддизма.

Основным источником современных знаний об основателе буддизма и его учении является палийский канон «Типитака» («Три корзины учения»). «Суттапитака» («Корзина речей»), в состав которой входит «Сутта-Нипата», изложена ближайшим учеником Будды Анандой. Канон записан на Соборе в Раджагрихе, созванном после смерти Будды во избежание разногласий, касающихся учения.

«Сутта-Нипата» — жемчужина палийской литературы, которая наряду с «Джатакой» и «Дхаммападой» в поэтической форме передает дух учения, эпизоды из жизни Будды и правила нравственной жизни, ведущей к Просветлению.

Ангуттара Никая

Ангуттара Никая («Собрание номерных лекций») — четвёртая из пяти никай сутта-питаки. В ней содержится несколько тысяч коротких лекций Будды и его главных учеников, рассортированных по числам от одного до одиннадцати в зависимости от количества обсуждаемых пунктов Дхаммы.

Материал предоставлен сайтом http://theravada.ru

Мадджхима Никая («Собрание лекций средней длинны») — вторая из пяти никай сутта-питаки. В ней содержится 152 лекции Будды и его главных учеников.

Материал предоставлен сайтом http://theravada.ru

Этот любительский перевод отличается от доступного в Интернете перевода Р.И. Сотникова в том смысле, что, во-первых, делался с более поздней, дополненной редакции, во-вторых, местами он, хочется верить, более адекватен и читабелен.

УЧЕБНИК ТИБЕТСКОЙ МЕДИЦИНЫ

РАССВЕТ БЕСКОНЕЧНОЙ ЖИЗНИ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СУТРА ЗАСЛУГ И ДОБРОДЕТЕЛЕЙ ОБЕТОВ ТАТХАГАТЫ УЧИТЕЛЯ ВРАЧЕВАНИЯ ЦАРЯ ВАЙДУРЬЕВОГО СВЕТА

Идейные, мировоззренческие и религиозно-этические положения почитания Будды Врачевания Бхайшаджагуру, главы лекарей и основателя медицинской индо-тибетской традиции аюрведы изложены в известной махаянской сутре, называемой «Сутра заслуг и добродетелей обетов татхагаты Учителя Врачевания Царя Вайдурьевого Света».

Классический текст тибетского буддизма, представляющий собой подробные наставления для усопших. По традиции он зачитывается умирающему, с тем чтобы тот мог осознать истинную природу ума в путешествии через бардо и вырваться из круговорота рождения и смерти.

В изложении известного тибетолога и исследователя древнебуддистских текстов Франчески Фримантл особый акцент сделан на прижизненные практики, подготавливающие человека к осознанному пребыванию в бардо. В комментариях Чогьяма Трунгпы проводятся параллели между древним священным текстом и принципами современной психологии.

Текст с сайта переводчицы: http://annablaze.narod.ru/tibetan_book.htm

«Тибетская книга мертвых» была написана великим учителем Падмасамбхавой в VIII или IX веке для индийских и тибетских буддистов. Он скрыл книгу до более поздних времен, и в XIV веке она была найдена известным искателем книжных сокровищ Карма Лингпой. Книга описывает опыт Промежутка (тиб. бардо), обычно относящийся к состоянию между смертью и новым перерождением, согласно ожиданиям посвященных в особую эзотерическую мандалу (священная вселенная) ста милостивых и грозных буддийских божеств.

Эта книга – древнейший трактат, посвященный переходу в иной мир, который учит принимать смерть как данность, избавляя от страха и помогая сохранить собственное достоинство и присутствие духа до самого конца.

Цитаты просветленных

Все является только иллюзией, совершенным и простым, таким каким является на самом деле,

Нет ничего общего

с “хорошим” или “плохим”,

с “привязанностью” или “отталкиванием”.

Поэтому можно так же хорошо

Взорваться смехом.

Лонгчен Рабджямпа Ринпоче, 14 век.

Diamentowa Droga #22, 1999 г.

Нет большего греха

чем отсутствие страсти.

И нет большей заслуги

чем блаженство.

Тибетская книга мертвых.

Цели медитации:

Настроиться на единение с мирозданием. Возникает ощущение надежности и защищенности, чувство любви и милосердия. Видения, вспышки света, звуки музыки, божественное присутствие.

Ощутить себя самодостаточной энергией, сознанием, видящим себя со стороны своих проэкций – частью Основы.

Ощутить Основу, в ней пять энергий татхагат, элементов (земли, воды, огня, воздуха и пространства). Не видеть, не чувствовать, не воспринимать – жить ими

THE TIBETAN BOOK OF THE DEAD

OR

The After-Death Experiences on the Bardo Plane, according to Lama Kazi Dawa-Samdup's English Rendering

by

W. Y. EVANS-WENTZ

M.A., D.Litt., B.Sc.

Jesus College, Oxford; Author of 'The Fairy-Faith in Celtic Countries'

OXFORD UNIVERSITY

PRESS LONDON: HUMPHREY MILFORD

ТИБЕТСКАЯ КНИГА МЕРТВЫХ

2-е издание, исправленное

Москва

В ПАМЯТЬ О МОИХ ПОКОЙНЫХ ОТЦЕ И МАТЕРИ

«Тибетской книгой мертвых» в европейской культуре определяют сакральную книгу буддизма «Бардо Тхёдол». Этот текст – традиционный (буддистский) взгляд на потустороннее. Примечательно то, что взгляд этот вне концепций смерти, тем более умирания как процесса земной жизни. Буддизм, в принципе, чужд концепций – это не религия, в понимании европейского единобожия, Будда, в смысле абсолюта, не имеет отношения к Богу, и между тем природа его божественна, ибо Будда перешагнул время как понятие, не имея к тому желания. Время, как река, и Будда, как середина текущей воды. Именно в этом месте, в середине, – река стоит. «Тибетская книга мертвых» как концепция оказала значительное влияние на формирование научных взглядов Карла Г. Юнга, теорию психоанализа и всю современную психологию.

В корпус текстов книги вошло исследование тибетолога Глена Мулина «Смерть и умирание в Тибетской традиции», представляющее собой опыт осмысления тибетских представлений о mortem, что, безусловно, украшает настоящее собрание текстов.