Скачать все книги автора Анжелика Владимировна Горбунова

Все началось с того, что «моя» собралась на отдых. Все утро она, виновато посматривая в сторону, медленно втолковывала мне, что ей необходимо сменить обстановку — это ей прописали врачи. Да зря она так убеждала меня. Не понимаю разве, как ей трудно?.. Работа в фирме с утра до ночи, шеф, как она его называет, за малейшие провинности ей «мылит холку». А вот я просто наслаждаюсь, когда мне мылят холку. Но я понимаю, что работа ее — не сахар, да и деньги нужны, чтобы меня нормально содержать. Так что я совсем не против ее отдыха. И я бы преспокойно и смиренно ждал ее из предстоящего путешествия, но, оказалось, у этой ситуации есть свои сложности. За мной некому будет ухаживать в силу возникших, как она сказала, обстоятельств. И поэтому она вынуждена отправить меня «на гастроли». Произнесено это было со слезами, и я, наконец-то осознав всю серьезность положения, мужественно терпел, пока она висела на моей шее, окутывая меня запахом того, что называется духами. У меня щипало в глазах, свербело в носу, дыбом встали все мои шерстинки, но я терпел. Хотя в другой раз закатил бы такой флейшман, показывая зубы, что моя верхняя губа легла бы мне на спину.

Ксюша проснулась от крика петуха. Этот «бандит» имел привычку каждое утро в четыре часа подходить к окну и горланить так, что только мертвый мог не проснуться. Сколько раз бабушка Нина, рассвирепев, грозилась сварить из него суп, но, поостыв и любуясь его переливчатой красотой, откладывала исполнение своей угрозы. Ворчала только: «Родной петух заикой сделает!»

Ксюша улыбнулась, вспомнив бабушкины слова, и сладко потянулась. Солнце только-только вставало, и первые отблески его света просачивались сквозь вышитые занавески. Спать уже не хотелось, и Ксюша, закинув руки за голову и слегка расслабившись, невольно предалась воспоминаниям…

Я застала Оксанку в мрачнейшем расположении духа. Она сидела за кухонным столом, подвернув под себя ногу и, при помощи кулака, сделав плиссированную щеку. Я попыталась сморозить что-либо веселенькое, но плиссе на щеке Никольской-младшей не разгладилось. Я посмотрела на Эллу — старшую сестру Оксаны, та только пожала плечами и продолжила приготовление завтрака.

— О чем скорбишь, красна девица? — я все еще не решалась оставить веселый тон.