Скачать все книги автора Анна Викторовна Томенчук

1910 год

Иерусалим, Палестина, Османская империя

Рафаэль

Если у нашего Магистра и были пробелы в знаниях, то это касалось географии. Нет, он знал, что Земля круглая, и что реки впадают в море, но если речь заходила о географии определенных стран и городов, то порой он выдавал такие странные вещи, которые и понять-то было сложно. А о том, чтобы таким указаниям следовать, речи не шло. Но в тот момент, когда он послал меня разыскать Винсента, он превзошел самого себя. Знаете, что он мне сказал? «Винсент живет в Иерусалиме, в старой половине, в мусульманском квартале». Думаете, он добавил к этому что-нибудь? Да! Отдал мне письмо

Добро пожаловать в Треверберг. Здесь эльфы живут на одной лестничной площадке с людьми, феи танцуют в ночных клубах, которые охраняют оборотни, а вакханки содержат элитные публичные дома. Треверберг - город, построенный бессмертным существом, и подлинная власть здесь принадлежит бессмертным. Вампиры, живущие во тьме и питающиеся кровью. Вампиры, научившееся жить днем и питающиеся человеческими эмоциями. Незнакомцы - так называют последних служители древнего культа, известного в Мире Темной Змеи как культ Равновесия. Один из служителей этого культа приезжает в Треверберг в поисках существа, которое могло бы быть его другом, но превратилось во врага - в поисках дочери одной из своих сестер. Ищет и детектив Говард Логан, уверенный в том, что он - обычный человек, пусть иногда в этом и сомневающийся. Правда, ищет он не вампира, а неуловимого наемного убийцу по имени мадам М., женщину с тысячей имен и лиц.

Добро пожаловать в Треверберг. Здесь эльфы живут на одной лестничной площадке с людьми, феи танцуют в ночных клубах, которые охраняют оборотни, а вакханки содержат элитные публичные дома. Треверберг — город, построенный бессмертным существом, и подлинная власть здесь принадлежит бессмертным. Бессмертным, хищникам, привыкшим к роли охотника. Но рано или поздно любой хищник оставляет за собой след и превращается в мишень, а охота превращается в игру, ставки в которой чересчур высоки. И тот, кому нечего терять, идет до конца.

Флоренция, Италия

1516 год

— Все изложено здесь, Великий. Мы не торопим тебя с ответом, но ты понимаешь сам — дело не терпит отлагательств…

— Я прочитаю и скажу, терпит оно отлагательств или нет — слава Великой Тьме, думать я пока что не разучился, равно как ичитать.

Вампир вежливо поклонился, смущенно потоптался на месте, а потом подошел к кровати и торжественно вручил мне перевязанный золотистым шнурком пергамент. Принимать гостей в спальне, да еще и не удосужившись толком проснуться, не входило в мои привычки, но мой сегодняшний посетитель посмел меня разбудить, и я, подумав, решил не выгонять его взашей. Тем более что в клан он планировал вернуться до рассвета, счастливо избежав не очень приятной для любого вампира встречи с солнцем.

350 год н. э.

Ливан

Солнце только начало подниматься над горизонтом, когда мы с Даной оставили лошадей у подножия храмовой горы и начали подъем. Когда мы завершили его и вышли на площадку перед Храмом, слепящий диск уже был в зените и, казалось, скоро спалит мне спину. Мы шли молча, так как еще внизу Дана строго-настрого запретила мне разговаривать, но с каждой минутой я чувствовал, что вопросов у меня становится все больше, и эту тишину сносить еще сложнее, чем жару. Наставница моя шла налегке — единственной ее ношей была мантия члена Ордена, которая покоилась на сгибе локтя. Я же нес заплечный мешок с убитым ночью кроликом, хотя и понятия не имел, зачем Дана заставила меня его поймать, и что мы будем с ним делать.

Первая встреча доктора Кристиана Дойла (он же — каратель Винсент) и Теодоры Барт (она же — Авирона). Основная временная линия дилогии.

И какой черт меня дернул пойти домой через кладбище Монмартр, да еще в такой час? Я задержался в конторе до восьми вечера, и месье Леви никак не хотел отпускать меня домой. Неслыханно, этот жадный еврей и так платит мне гроши за мою работу, а я должен вкалывать от рассвета до заката! Что может быть хуже, чем работать мелким служащим в конторе ростовщика, этого грязного вора, который целыми днями только и делает, что сидит, смотрит в окно и накручивает на палец свои пейсы?

Треверберг

2010 год

— … «Погодные условия не позволили парашютистам довести начатое до конца, но они передают, что очень довольны результатом».

Эмили положила свежий номер «Треверберг Таймс» на колени и посмотрела на меня.

— Наверное, это круто — прыгнуть с парашютом, — сказала она.

Я перелистнул страницу книги.

— Вот уж не знаю, детка. Почему-то меня никогда не тянуло прыгать с парашютом. Вероятно, я в своей жизни сделал достаточно глупостей

Прага, Чехия

2010 год

— Дядя Винсент, посмотри, что у меня есть!

Именно с такими словами Максимилиан, обычно никогда не пренебрегавший приветствием, обратился к нам с Эмили. Он остановился в дверях кухни, оглядел накрытый к обеду стол, свою двоюродную сестру, которая сидела, уткнувшись в блокнот для набросков, а потом жалобно протянул:

— Ой … а где же мама с папой?

— Вы разминулись, сегодня ты вернулся из школы чуть позже обычного, — сказал я, поставив на стол корзинку с хлебом. — Не переживай, завтра они вернутся. Ну… или послезавтра. В общем, твой папа сказал, что к концу недели

Треверберг

2010 год

— Дядя Винсент, но ведь вампир не съел их всех?..

В ожидании ответа Максимилиан затаил дыхание и приготовился спрятаться под одеяло.

— Конечно, нет, — ответила Эмили. Она уже отложила дневник, и теперь старательно взбивала подушку. — Он съел стольких, скольких мог запихнуть себе в живот. А из остальных выпил всю кровь.

— О-о-ой,

16 год н. э.

Луна, которая еще полчаса назад была почти невидимой, прочно обосновалась на небе и освещала холодным голубым сиянием каменную тропинку. Мы с Руфусом шли, по моим подсчетам, как минимум часа четыре, из них один — последний — в гору, вершины которой пока не видели. Не по причине того, что она была высокой, а потому, что Храм скрывался от любопытных глаз в лесу. «Темный лес» — так называли его здешние жители, среди которых мы с Руфусом провели пару недель.

Есть мысли, которыми мы никогда не поделимся с другими. Мы можем доверить их разве что неотправленным письмам и тайным дневникам. Женщина, которую вы полюбили с первого взгляда, и которой не можете обладать по тысяче причин. Мужчина, которому вы могли принадлежать, но теперь все шансы упущены. Мы думаем о невозможном по ночам, выключая свет и лежа в кровати без сна. Создаем для себя бесконечные цепочки событий, новые варианты того, что уже произошло.

А что было бы… если бы у нас появилась возможность прикоснуться к невозможному? Воспользовались бы вы ей, преодолев страх? Прошли бы мимо и не заметили бы?

Это история о тех, кто был достаточно смел для того, чтобы послушать свое сердце.

Умеют ли любить бессмертные существа? Вероятно, да. Может ли бессмертное существо полюбить смертного? Вероятно, да. Способно ли бессмертное существо оставить все ради человека, которого оно полюбило? Вероятно, да. Способно ли бессмертное существо ошибаться, выдавая за любовь другие чувства? У князя Гривальда есть целая вечность для того, чтобы найти ответ на последний вопрос. Ведь именно он оказался на месте этого бессмертного существа.

Мирквуд

Лето 2010

Вивиан

Среда

— Если ты хочешь знать мое мнение, то их предложение не так уж и плохо. Но есть пара моментов, на которые следует обратить внимание. Во-первых, конечная сумма указана не в евро, а в долларах. Я проконсультировался с отцом, и он говорит… — Адам замолчал, вернул один из листов, взятых из тонкой папки, на место, и посмотрел на меня. — Вивиан, тебя интересует то, что я говорю? Или я устраиваю тут театр одного актера?

Сегодня в заведении у Габриэль шумно и весело: удивительно, как в таком небольшом помещении поместилась почти сотня человек. В клубе ничего не изменилось с тех пор, как я появлялся тут в последний раз. Душно, накурено, кто-то играет на рояле, стоящая рядом с музыкантом женщина поет романс (певицы у Габриэль как на подбор, у всех хорошо поставленный голос, у этой — очень редкое колоратурное сопрано), шампанское льется рекой. Гости заняты своими делами: кто-то играет в покер, кто-то — в бридж, в лото или в кости, а кто-то просто ведет неторопливые беседы за рюмкой коньяка.

История создателя Мао… точнее, создателей. Вы знаете вампира, у которого было целых два создателя? Так вот. Сейчас узнаете.