Скачать все книги автора Андрей Вячеславович Васильченко

Нацисты пытались регламентировать все стороны жизни подданных Третьего Рейха, в том числе и самые интимные, потаенные области человеческих взаимоотношений. Под жесткий контроль попало все: добрачные половые связи, супружеская жизнь, рост рождаемости и «качество» новорожденных, проституция и гомосексуализм. Целью такой политики было разведение «элитного человеческого материала» – будущей «расы господ», призванной править миром.

Это коллективное помешательство, этот «сексуальный миф» Третьего Рейха оказался настолько живуч, что даже на либеральном Западе до сих пор существует болезненная мода на «порнонацизм» – и в кино, и в одежде, и в литературе.

Новая книга Андрея Васильченко – первое серьезное исследование этого феномена, первая успешная попытка описать и проанализировать как реальную «сексуальную политику» нацистов, так и «половую магию» и «сексуальный миф» Третьего Рейха.

Эта книга отвечает на экзотичный, но закономерный вопрос: почему Третий рейх был назван именно так, а не иначе? Программный труд немецкого философа Мёллера ван ден Брука, который вы держите в руках, как раз и произвел на свет имя самого зловещего режима XX века! И тем не менее автор, покончивший с собой в 1925 г., не был ни идеологом фашизма, ни его предшественником. Крайне правая политика и мистический национализм плюс мечта об истинно народном социализме, — вот что определяет суть этой необычной книги, по-своему истолкованной в свое время как нацистами, так и теми, кто им противостоял.

Они были сформированы задолго до советских штрафбатов. Их опыт заимствовал Сталин, создавая штрафные части Красной Армии.

Официально штрафные батальоны Вермахта именовались «испытательными», носами немцы называли их «командами вознесения», а штрафников — «живыми мертвецами», потому что из гитлеровских штрафбатов, в отличие от советских, был только один выход — в могилу.

Немецкие историки и ветераны до сих пор спорят, считать ли штрафников Вермахта «потенциальными антифашистами» или, наоборот, они сражались на фронте «как львы», будучи чуть ли не «ударными частями» (непонятно только, зачем тогда позади них шли специальные офицеры и усиленные полицейские наряды, имевшие приказ расстреливать любого штрафника, уклоняющегося от боя).

Данная книга ставит в этих спорах окончательную точку.

Тибет, как магнит, притягивал к себе руководителей Третьего рейха. Это была самая недоступная, самая таинственная и в то же время самая чуждая для европейцев страна Азии. Вслед за величайшим философом И. Кантом, нацисты полагали, что именно Тибет станет «укрытием рода человеческого на время и после конечной величайшей революции на нашей Земле». В 1938–1939 гг. на Тибет была отправлена знаменитая экспедиция Эрнста Шефера под патронажем рейхсфюрера СС. Долгие десятилетия вся информация об этой экспедиции находилась под грифом «Совершенно секретно». А скрывать, действительно, было что… В книге A.B. Васильченко впервые на русском языке публикуется полный отчет Э. Шефера «Тайны Тибета» и проясняются многие белые пятна ««оккультной» истории Третьего рейха.

Зимой 1944/45 г. Красной Армии впервые в своей истории пришлось штурмовать крупный европейский город с миллионным населением — Будапешт.

Этот штурм стал одним из самых продолжительных и кровопролитных сражений Второй мировой войны. Битва за венгерскую столицу, в результате которой из войны был выбит последний союзник Гитлера, длилась почти столько же, сколько бои в Сталинграде, а потери Красной Армии под Будапештом сопоставимы с потерями в Берлинской операции.

С момента появления наших танков на окраинах венгерской столицы до завершения уличных боев прошло 102 дня. Для сравнения — Берлин был взят за две недели, а Вена — всего за шесть суток.

Ожесточение боев и потери сторон при штурме Будапешта были так велики, что западные историки называют эту операцию «Сталинградом на берегах Дуная».

Новая книга Андрея Васильченко — подробная хроника сражения, глубокий анализ соотношения сил и хода боевых действий. Впервые в отечественной литературе кровавый ад Будапешта, ставшего ареной беспощадной битвы на уничтожение, показан не только с советской стороны, но и со стороны противника.

«Где Венк?!» — этот истерический крик стал лейтмотивом агонии Третьего Рейха. В конце апреля 1945 года даже самые фанатичные нацисты не сомневались, что их режим доживает последние дни. Лишь один человек еще не потерял надежды. Звали его Адольф Гитлер, а последней надеждой фюрера был генерал Вальтер Венк, командующий 12-й армией, получивший приказ — ни много ни мало — деблокировать Берлин, отбросить Красную Армию и переломить ход войны.

Гитлер не знал — или, вернее, не желал знать, — что за громкими словами «армия Венка», «корпуса», «дивизии», «бригады истребителей танков» скрывались жалкие остатки разгромленных ранее немецких частей, куда призывали даже подростков из Гитлерюгенда, большинство новобранцев не имело боевой подготовки, не хватало вооружения и боеприпасов, многие подразделения получили прозвище Bauchabteilungen («желудочные батальоны»), поскольку в них собрали доходяг, страдающих желудочными болезнями, а главное, никто уже не верил в победу. Контрудар 12-й армии на Берлин был заранее обречен на провал, последняя надежда Гитлера оказалась пустым миражом, а его отчаянный предсмертный призыв: «Где Венк?!» — так и не был услышан…

В начале 1945 года Гитлер предпринял последнюю попытку переломить ход войны и избежать окончательной катастрофы на Восточном фронте, приказав провести в Западной Венгрии крупномасштабное наступление с целью выбить части Красной Армии за Дунай, стабилизировать линию фронта и удержать венгерские нефтяные прииски. К началу марта германское командование сосредоточило в районе озера Балатон практически всю броневую элиту Третьего Рейха: танковые дивизии СС «Лейбштандарт», «Рейх», «Мертвая голова», «Викинг», «Гогенштауфен» и др. — в общей сложности до 900 танков и штурмовых орудий.

Однако чудовищный удар 6-й танковой армии СС, который должен был смести войска 3-го Украинского фронта, был встречен мощнейшей противотанковой обороной и не достиг цели. Впоследствии даже сами немцы признавали, что советская противотанковая артиллерия действовала в этом сражении образцово. Десятидневная битва закончилась жесточайшим избиением последних боеспособных резервов Гитлера — немцы потеряли в районе Балатона около 400 танков и до 40 000 человек. После этого сокрушительного поражения германская армия окончательно лишилась способности вести наступательные действия.

До сих пор отечественный читатель мог судить о Балатонской операции лишь по советским источникам. В новой книге известного историка эта битва впервые показана с немецкой стороны — изучив всю доступную литературу, опираясь на оперативные документы Вермахта и никогда не переводившиеся на русский язык мемуары немецких солдат и военачальников, автор подробно анализирует ход боевых действий, разбирает тактические просчеты германского командования, из-за которых успешная поначалу операция завершилась полным крахом, лишив Гитлера последних надежд на мало-мальски приемлемый исход войны.

Если верить мемуарам, «ахиллесовой пятой» Вермахта в начале Второй мировой войны была противотанковая оборона. Основное немецкое противотанковое орудие того времени Pak-36 не зря получило презрительное прозвище Anklopfgerät («колотушка») — в 1941 году оно было фактически бесполезно в бою с новейшими советскими танками, не пробивая броню «тридцатьчетверок» и тем более КВ даже в упор.

Со временем ситуация менялась к лучшему, а в 43-м состоялась настоящая «противотанковая революция» — немецкая пехота первой получила индивидуальное оружие, на ближних дистанциях способное эффективно бороться с любой вражеской бронетехникой.

К концу войны германские реактивные гранатометы, стрелявшие кумулятивными снарядами, — «фаустпатроны», «офенроры», «панцершреки» — превратились в самый страшный кошмар танкистов Антигитлеровской коалиции. В ближнем бою перепуганный мальчишка из Гитлерюгенда с «фаустпатроном» или старик из Фольксштурма с «панцершреком» в трясущихся руках зачастую были куда опаснее опытных экипажей «тигров» и «пантер». В городских боях советские танковые части несли от «фаустников» огромные потери. Так было в Будапеште, так было в Бреслау и Берлине…

Арийский миф был фундаментом философия нацизма. Арийский миф стал государственной идеологией Третьего Рейха. Арийский миф призван был не только объяснить прошлое и изменить настоящее, но и предсказать будущее.

Арийский расизм нацистов подкреплялся псевдонаучными выводами, претендуя на абсолютный охват всех областей жизни и государственного устройства. Безумный миф, превратившийся в реальность, идеально подошел для возрождения германской нанки. Однако в конце концов именно он привел Германию к самой страшной катастрофе в ее истории.

Жизнь Карла Хаусхофера была в равной мере загадочной и трагичной. Хотя бы по этой причине она обрастала огромным количеством мифов. Баварский кадровый офицер фактически создал новую научную дисциплину — геополитику. Сейчас ее изучают во многих российских университетах, хотя еще недавно она считалась «реакционной концепцией, использующей извращенно истолкованные данные физической и экономической географии для обоснования и пропаганды агрессивной политики империалисmческих государств». Жизнь Карла Хаусхофера пришлась на перелом эпох — он был свидетелем гибели и трансформации многих государств. Принципиальный сторонник континентальной политики, он выступал за тактический союз Германии, России и Японии. Однако на Западе его предпочли провозгласить «учителем Гитлера», хотя Хаусхофер не был нацистом и всего лишь несколько раз встречался с фюрером. Парадоксальные выводы, сделанные в научных работах, смелые геополитические проекты и трагическая гибель — все заставляет заполнять пробелы в биографии Хаусхофера вьщумками и домыслами. В книге историка Андрея Васильченко приводится не только первое отечественное жизнеописание создателя геополитики, но и никогда не публиковавшаяся ранее на русском языке переписка Хаусхофера и Рудольфа Гесса, заместителя фюрера по партии.

Города Бреслау больше нет. По итогам Войны он отошел к Польше и теперь называется Вроцлав. Именно Бреслау, а не Берлин стал последней цитаделью гитлеровского зверя.

Восемьдесят дней осажденный гарнизон и бойцы Фольксштурма оказывали отчаянное сопротивление Красной Армии, сковывая действия 13 советских дивизий. Гитлер даже назначил гауляйтера Бреслау Карла Ханке последним рейхсфюрером СС. Непокорный город, оказавшийся в глубоком советском тылу, капитулировал лишь 6 мая 1945 года, уже после самоубийства фюрера и падения Берлина.

Советские историки не любили вспоминать это последнее сражение. Но нельзя забыть подвиг советских солдат, которые смогли блокировать и принудить к капитуляции самую неприступную крепость Третьего Рейха. Известный историк Андрей Васильченко представляет самое полное исследование падения Бреслау.

Есть в истории такие сюжеты, которые старательно обходят стороной не только западные политики, но и европейские историки. «Заговор молчания» окутал подлинную историю евроинтеграции в целом и возникновения Европейского Союза в частности. Все нынешние представления о механизмах и моделях формирования ЕС являются не более чем пропагандистской выдумкой, навязываемой нам из Брюсселя.

Прибегнув к анализу секретных и недоступных отечественному читателю документов, историк Андрей Васильченко с фактами на руках доказывает: идея формирования Европейского Союза возникла в недрах Третьего рейха. Более того, разработка «объединенной Европы» велась в мозговом центре самой зловещей в истории человечества организации – в главном управлении СС. Десятилетия спустя после крушения Третьего рейха жуткие планы были вновь извлечены на свет и стали поэтапно воплощаться в жизнь. Именно по этой причине в структурах ЕС столь равнодушно наблюдают за реабилитацией нацизма в Прибалтике и на Украине.

Данная книга позволяет дать ответ на животрепещущий вопрос: может ли быть нашим союзником объединение, созданное точь-в-точь по гитлеровским рецептам? Читателю предстоит узнать, когда и зачем на самом деле было запланировано создание Европейского Союза.

Мистикой и тайной окутаны любые истории, связанные с эсэсовскими замками. А отсутствие достоверной информации порождало и порождает самые фантастические версии и предположения. Полагают, например, что таких замков было множество. На самом деле только два замковых строения имели для СС ритуальный характер: собор Кведлинбурга и замок Вевельсбург. После войны молва стала наделять Вевельсбург дурной славой места, где происходят таинственные и даже жуткие истории. Он превратился в место паломничества правых эзотериков, которые надеялись найти здесь «центр силы», дарующий если не власть, то хотя бы исключительные таланты и способности.

На чем основаны эти слухи и что за ними стоит — читайте в книге признанного специалиста по Третьему рейху Андрея Васильченко.

Пресловутый гламур – это далеко не открытие нашего времени! В мрачные 30–40-е годы ХХ века в условиях военных диктатур – от авторитарных режимов, установленных в Испании и Португалии, до тоталитарного строя, возникшего в Италии и Германии, – были свои «звезды», кумиры, светские львы и львицы. В массовом сознании фашистская и национал-социалистическая диктатуры по-прежнему ассоциируются исключительно с так называемой «эпохой галифе». Задача данной книги – разоблачить этот устоявшийся миф. Читатель с удивлением обнаружит, что многие последние тенденции мировой моды повторяют достижения модельеров и дизайнеров Третьего рейха. А модники и модницы всех веков способны не замечать мировых катаклизмов…

Многие полагают, что кинематограф Третьего рейха – это исключительно пропагандистские ленты, которые изредка «разбавлялись» комедиями с участием Марики Рёкк. Как ни странно, но пропагандистские фильмы периода национал-социалистической диктатуры можно пересчитать по пальцам. Кроме этого Марика Рёкк, которая известна нашим соотечественникам прежде всего по сериалу «Семнадцать мгновений весны», на самом деле не считалась звездой немецкого кино № 1, а фильмы с ее участием были не настолько популярны (если судить по кассовым сборам), как иногда утверждается. Из 1200 кинофильмов, снятых в Третьем рейхе, подавляющее большинство (90 %) были развлекательными, а не пропагандистскими картинами. Так что же представляло собой кино Третьего рейха?

Говоря об архитектуре Третьего рейха обычно употребляют слова: гигантомания, мегаломания, «мания величия». Пожалуй, ни один из политических режимов в истории человечества не удостаивался столь частых обвинений в гигантомании, как национал-социалистическая диктатура. Однако можно ли всю архитектуру Третьего рейха относить к монументальной? Существовала ли вообще национал-социалистическая архитектура? И если так, то каковыми были черты этого архитектурного стиля?