Скачать все книги автора Андрей Ракитин

Андрей Ракитин

Химеры I: Чаячий Мост

Романтическим девочкам посвящается.

Но - не пугайся, если вдруг

Ты услышишь ночью странный звук:

Все в порядке. Просто у меня

Открылись старые раны...

25-26 ноября, 1893 год

Эрлирангорд.

Тонкие, похожие на обгорелые свечки сосны гнулись почти до самой земли, скрипели, и шум ветра, мешаясь с их гулом и плеском воды о камень набережной, превращался в глухой тоскливый рев. Как будто там, за холмом на другом берегу реки, далеко отсюда, раненый, стонал большой и сильный зверь.

Андрей Ракитин

Химеры Эрлирангорда

(фрагмент)

От автора

Здравствуйте. Спасибо, что зашли. Извините, если что не так скажу -- я очень волнуюсь. Дело в том, что романы выложены уже полгода как, и статистика показывает, что прочитали их как минимум человек триста, потому что на сайт заходит что-то около трехсот уникальных адресов в месяц. Но ни один из них до сих пор не написал ни строки в гостевой книге, ни письма не прислал.

Андрей Ракитин

Миссотельский романс

- Корaбль! Корaбль!

Босые пятки простучaли по мрaмору, с нее потянули одеяло. Тело в шелковой рубaшке, рaзогревшись под мехом, ощутило прохлaдное дуновение утреннего ветрa. Ливия Хaрт успелa поймaть угол одеялa и неохотно открылa глaзa. Микелa, тринaдцaтилетняя дочкa приврaтникa, нетерпеливо приплясывaя, тянулa одеяло к себе. Ее смуглое личико рaзгорелось, темнокaштaновые локоны, едвa подхвaченные лентой, болтaлись нaд плечaми, пaрчовaя юбкa стоялa колоколом, похоже, онa едвa успелa одеться. Но глaзa ее сияли.

Андрей Ракитин

Навь

Глава 1.

Туман был густой и синий, проколотый снопами солнечных лучей. Он оседал каплями на деревьях, траве, проводах. Туман был слоистый, как мам - Юлины пироги: зябкий снизу и теплый сверху.

Славка шел в школу кружным путем, через парк и мимо памятника героям войны - длиннее дороги просто не существовало. Но первыми уроками были математики, да еще контрольная, а он вчера целый вечер проносился с Женькой и, разумеется, ничего не выучил. Поэтому можно было не торопиться. Йоська, конечно, рассердится, ну и пускай.

А. Ракитин

О ВКУСНОЙ И ЗДОРОВОЙ ПИЩЕ

- Семен! - истерический вопль вспорол жаркий воздух. - Семен!! Вылезь из этой лужи!!

Раскинувшиеся у воды курортники повскакали, как будто бы под ними вдруг обнаружился муравейник.

Из пруда, расплескивая тину, с палкой в зубах вылетел средних размеров черный пудель, выбрал на берегу матрону посимпатичнее и отряхнулся на ее шелковый купальник. Сидящее рядом с матроной дитя заверещало от восторга. А Иван Ильич продолжал сидеть в кустиках, перед рядом донок, размышляя, что вот надо же, нашелся наконец умный человек, который понимает разницу между прудом и заурядной лужей. Но, несмотря на обилие в водоеме старых сапог, автомобильных камер, бутылок и просто битого стекла, рыба тут еще водилась. Вечером, собирая снасти, Иван Ильич с тяжелым сердцем поглядывал на одинокого карася в пластиковом ведре. Карась был худой и бледный. Карасю хотелось на волю. Но Иван Ильич считал себя гуманистом. Он, как умел, объяснил глупой рыбе, что в таком пруду нормальные люди... то есть, не люди не живут, а только мучаются. И его святой долг - повыловить всех.

Писатели не умирают. Они попадают в созданный ими мир. К сожалению, "не все благополучно в Датском королевстве"…

О том, как два дона, пробуя поделить одну девушку, делали революцию.