Скачать все книги автора Андрей Алексеевич Петракеев

— Володь, ты в бога веришь?

— Верю, а как не верить? Меня с детства приучали, что человек должен верить. У меня на родине вера в бога особенно сильна. Все великие дела мой народ делал с молитвой богу на устах. Выстаивал, выживал. Все с молитвой к богу. Всё с божьей помощью. А к чему ты это спрашиваешь?

— Молись богу, Володя. Истово молись. Ибо, чую я, грядёт время перемен.

Двое сидели в каюте и тихо говорили. Зашуршала переборка и в каюту зашёл молодой лейтенант со знаками службы безопасности.

Весна. Талая вода сбегает и тротуаров и, устремляясь в сливные отверстия, журчит не хуже ручейка, в какой-нибудь роще. Птицы поют в два раза громче, коты и кошки справляют свадьбы, в который раз подряд. Солнышко греет в два, а то и в три раза сильнее, заставляя оживать всё и вся. Весна. Всем хорошо и животным и людям, не за горами и лето, пора отпусков и дач.

Люди на улицах стали чаще улыбаться, женщины сменили тяжёлые шубы на весенние пальто и сапожки. Короткие юбки заглядывают в разрезы, а эти самые разрезы открывают, проснувшимся после нудной зимы мужчинам, оголённые по самые некуда, затянутые в колготки, крепкие бёдра.

Пошёл я однажды переоформлять кое какие документы в соцзащиту. Обошёл несколько организаций и собрал кучу разных справок. Всё как положено. Прихожу значит в этот самый отдел соцзащиты. Стучусь в дверь. Разрешают войти. Я вхожу.

— Вы по какому вопросу? — спрашивает одна из дам, сидящих в кабинете.

— Да, вот, жена пошла деньги детские с книжки снять, а в сберкассе ей сказали, что надо переоформить документы на дотации. — Показываю кипу справок. — Вот собрал все справки.

Как обычно Он приходил вечером. Вечером, когда стихал шум корабельных систем, имитировавшие естественные звуки, запахи большого мегаполиса. За псевдоокном её каюты гасло светило, и панорама огромного города постепенно погружалась в темноту.

Темнота за ненастоящим окном и тишина пугали её, и только Он, огромный, коротко стриженный, пахнущий потом и оружейной смазкой, спасал её от страха одиночества. Спасал всего лишь на полчаса.

Эти полчаса Она проживала так ярко, что предыдущий день казался мутным пятном, фоном яркой вспышки получасового свидания. Иногда они занимались любовью, иногда просто разговаривали, всегда на темы интересующие её. Она рассказывала ему, что посмотрела по теле за день, делилась впечатлениями об очередной прочтённой книге. Он улыбался, мягко и нежно. Обнимал её и прижимал к своей огромной груди, целовал в щёку, коля щетиной, зарывался в её густые каштановые волосы. Шептал на ухо нежные слова. Но всё это было всего на полчаса. Полчаса каждый день. Сегодня Он задерживался и Она, сидя на кровати и поджав ноги, грустно смотрела в псевдоокно на тающие в темноте небоскрёбы и слушая затихающий звук якобы живого города.

Я — биот. Я не человек, я биот. Чем отличается человек от биота? Не знаю, я никогда не был человеком, я родился биотом. У меня нет имени, у меня нет дома и нет хозяина. Я свободный биот. Я — наёмный убийца. Да, я убиваю людей. Да, за деньги. Я плохой? Не знаю, я никогда не делал ничего другого, и сравнивать мне не с чем. Я родился таким. Вернее меня сделали. А потом я сбежал. Как сбежал? Просто. То место, где я родился, я так предпочитаю говорить, захватили какие-то люди. Их было много, и все они были вооружены. Они убивали всех, и людей и биотов. И меня бы убили, но я оказался быстрее. Я убил первым. Убил троих, забрал оружие, одежду, и сбежал. Я всё помню, я — биот.

…И когда Творец устал от создания бесконечной череды миров, он оглянулся на плоды трудов своих. Бесконечная череда сотворённых им миров терялась во мраке вселенной. Последний мир был настолько хорош, что Творец любовался им некоторое время, но после раздумий, пришёл к выводу, что и он не совершенен. Чего-то не хватало.

Уставший Творец не хотел продолжать работу сам, он создал двух существ. Одно он назвал Ра-ам, второе Апи-йя и нарёк их мужем и женой, велев хранить верность друг другу. И были они разные, но отличные друг от друга незначительно, ибо создал их Творец по образу и подобию своему.

Впервые зависть я ощутил в детстве. Не помню сколько мне было лет, но я хорошо запомнил чувство жжения в груди и кукую-то не понятную досаду. Но та, детская зависть проходила быстро, забывалась, затиралась в памяти. А потом приходила вновь.

Как-то соседскому парню, с которым мы играли во дворе, купили новый велосипед. До чего ж было обидно! Я, гоняю на ободранном «Орлёнке», а он ты смотри — на новой складной «Каме»! Другому приятелю купил отец сборную модель парусной яхты с электрическим двигателем и они, собрав её дома, позвали меня запускать её. Зачем я тогда пошёл с ними? Какая-то непонятная обида пополам с лёгкой злостью душила меня, не давая радоваться вместе с приятелем. Видеть в его глазах гордость, триумф, было не выносимо. И сколько таких вот случаев было! Странное дело, но какие-то моменты детства забываются, а эти нет.

Аппарель медленно поднялась, закрыла проем грузового отсека. Следом сдвинулись броневые листы. Из дюз планетарных двигателей с шипением вырвался воздух, продувая каналы. Затем поток газов из дюз стал нагреваться пока не перешел в устойчивые столбы раскаленного пламени. Опоры оторвались от бетона и корабль, подрагивая, медленно пошел вверх. На месте стоянки корабля остались четыре потемневших пятна — результат работы дюз планетарного двигателя и скорченный, обугленный остов человекоподобной машины.

Когда-то, будучи молодым, будущий император Рима Тит Флавий Веспасиан, второй сын Тита Флавия Сабина, участвуя в дружеской попойке по поводу дня рождения одного из друзей, оказался подле дверей храма Плутона, что притулился у подножия Авентинского холма.

Храм, скорее небольшая базилика, был открыт и днём и ночью, бог смерти и ночи принимал дары в любое время суток. Как здесь оказался сын богатого и уважаемого налогового сборщика, чьи предки верой и правдой служили преторами, центурионами и квесторами Риму, не взялся бы сказать и сам авгур храма.

Злость. Это чувство, которое помогает человеку выживать, это чувство, наравне с завистью и ненавистью двигает прогресс. Не согласны? Ну и ладно, я-то знаю, а вас учить, у меня задачи нет.

И что же злость, спросите вы? Острое чувство, скажу я вам. И в прямом и в переносном смысле.

Когда-то, в школе, меня не выбрали в почётный караул. Тем, кто стоял, какие-то поблажки обещали, ну помните, наверное, пионерия, всё такое… Так вот, не выбрали, хотя и учился хорошо, и поведение было нормальное и на лицо, вроде бы не урод. Вот тогда-то я испытал злость в полной мере, ко всем. К одноклассникам, к училке-класнухе, к пионервожатой, к Ленину, этому, вернее к его бюсту из гипса, возле которого и организовывали караул. Но злость вспышкой ослепила меня, да и прошла. И плюнул бы я на всё это, но вот ведь нужно было одному парню, который заступил в этот самый караул, поддразнить меня, что, мол, я неудачник. Он сказал, я услышал. Да и не только я, наверное.

Отставной боец-мнемоник Рон Олива по прозвищу Молчун вместе с боевым товарищем Уиллом Хайенке отправляется на одну из планет Рабочей Окраины – беднейшей части освоенной человечеством Галактики. Бывшие армейские разведчики не сложили оружие. Теперь их цель – выследить и уничтожить полковника Ингермана, который во время своей службы сливал информацию о бойцах-разведчиках противнику. Но сделать это оказалось не так-то просто. Планета полностью контролируется мафиозным кланом Ланолли, без ведома главарей которого нельзя разобраться даже с заведомым подонком. Вскоре выясняется, что мафия заинтересована в Ингермане, ведь он лишь одно из звеньев в зловещей цепи преступлений, направленных против всего человечества. Друзьям не остается ничего другого, как бросить всемогущей мафии вызов…

Он - суперсолдат, которому не страшны никакие переделки. Хладнокровие, сила, быстрота реакции, мастерство - эти качества делают его непобедимым воином. Таких, как он, был целый отряд. Целый десяток сокрушающих все на своем пути бойцов. Но вышло так, что суперсолдат остался один, без поддержки товарищей, на чужой планете, где полно всякой шпаны и властвует мафия. И Пятому приходится скрываться, потому что его старательно ищут: супербоец - ценнейшее оружие! Но не стоило бы хозяевам этой захудалой планетки, на которой полным-полно агентов Российской Империи, начинать охоту на Пятого. Он хочет только одного - спокойной жизни, и ради этого готов сломать шею любому врагу. Суперсолдат не ведает о таких понятиях, как подлость и предательство, зато знает другое: он боец, а настоящий боец всегда выходит победителем из любой схватки...

Мир уже не тот, что раньше, роботы уже неотличимы от людей, хотя если захотеть, можно найти разницу. Уже давно применяются роботехнологии в медицине. Повреждённые конечности заменяют протезами неотличимыми от настоящих. Но человек всегда стремится к большему. Он создал робота. Но робот, это просто механизм. Следующим поколением должен стать киборг. Кибернетический организм с биологической составляющей — симбиоз механизмов и живых тканей. Только вот вопрос — кто захочет такой жизни? Жизни в теле робота? Жизни, в которой уже не будет ничего человеческого — любви, секса, эмоций. Не будет ничего, что было раньше. Или будет всё, включая долгую, очень долгую жизнь?

В результате спецоперации подразделения «Росомахи» из пяти разведчиков остается в живых лишь Ник Коулл. Современная медицина, каких бы высот она ни достигла, не способна вернуть его к прежней жизни. И лишь странный выверт судьбы даёт ему второй шанс. Теперь он – биот, искусственный человек. Не останавливаясь ни перед чем, Ник дойдет до самой верхушки в иерархии тех, кто ради наживы отправил на смерть отряд «росомах».