Скачать все книги автора Анастасия Ильинична Эльберг

Жизнь Лии Слоцки мало чем отличается от жизни людей с достатком ниже среднего. Маленькая квартира, сложные вопросы, которые покажутся богатым глупыми, страх перед будущим и муж, которого она упрямо считает любимым. Кто бы мог подумать, что она сама изменит все в один день, приняв предложение о новой работе? Кто бы мог подумать, что она совсем скоро встанет перед странным, иррациональным выбором: что предпочесть - жизнь в бедности или жизнь в Раю с человеком, существование которого больше всего похоже на детективный роман или фантастический фильм?..

1910 год

Иерусалим, Палестина, Османская империя

Рафаэль

Если у нашего Магистра и были пробелы в знаниях, то это касалось географии. Нет, он знал, что Земля круглая, и что реки впадают в море, но если речь заходила о географии определенных стран и городов, то порой он выдавал такие странные вещи, которые и понять-то было сложно. А о том, чтобы таким указаниям следовать, речи не шло. Но в тот момент, когда он послал меня разыскать Винсента, он превзошел самого себя. Знаете, что он мне сказал? «Винсент живет в Иерусалиме, в старой половине, в мусульманском квартале». Думаете, он добавил к этому что-нибудь? Да! Отдал мне письмо

Добро пожаловать в Треверберг. Здесь эльфы живут на одной лестничной площадке с людьми, феи танцуют в ночных клубах, которые охраняют оборотни, а вакханки содержат элитные публичные дома. Треверберг - город, построенный бессмертным существом, и подлинная власть здесь принадлежит бессмертным. Вампиры, живущие во тьме и питающиеся кровью. Вампиры, научившееся жить днем и питающиеся человеческими эмоциями. Незнакомцы - так называют последних служители древнего культа, известного в Мире Темной Змеи как культ Равновесия. Один из служителей этого культа приезжает в Треверберг в поисках существа, которое могло бы быть его другом, но превратилось во врага - в поисках дочери одной из своих сестер. Ищет и детектив Говард Логан, уверенный в том, что он - обычный человек, пусть иногда в этом и сомневающийся. Правда, ищет он не вампира, а неуловимого наемного убийцу по имени мадам М., женщину с тысячей имен и лиц.

Треверберг

2010 год

— … «Погодные условия не позволили парашютистам довести начатое до конца, но они передают, что очень довольны результатом».

Эмили положила свежий номер «Треверберг Таймс» на колени и посмотрела на меня.

— Наверное, это круто — прыгнуть с парашютом, — сказала она.

Я перелистнул страницу книги.

— Вот уж не знаю, детка. Почему-то меня никогда не тянуло прыгать с парашютом. Вероятно, я в своей жизни сделал достаточно глупостей

16 год н. э.

Луна, которая еще полчаса назад была почти невидимой, прочно обосновалась на небе и освещала холодным голубым сиянием каменную тропинку. Мы с Руфусом шли, по моим подсчетам, как минимум часа четыре, из них один — последний — в гору, вершины которой пока не видели. Не по причине того, что она была высокой, а потому, что Храм скрывался от любопытных глаз в лесу. «Темный лес» — так называли его здешние жители, среди которых мы с Руфусом провели пару недель.

Есть мысли, которыми мы никогда не поделимся с другими. Мы можем доверить их разве что неотправленным письмам и тайным дневникам. Женщина, которую вы полюбили с первого взгляда, и которой не можете обладать по тысяче причин. Мужчина, которому вы могли принадлежать, но теперь все шансы упущены. Мы думаем о невозможном по ночам, выключая свет и лежа в кровати без сна. Создаем для себя бесконечные цепочки событий, новые варианты того, что уже произошло.

А что было бы… если бы у нас появилась возможность прикоснуться к невозможному? Воспользовались бы вы ей, преодолев страх? Прошли бы мимо и не заметили бы?

Это история о тех, кто был достаточно смел для того, чтобы послушать свое сердце.

Умеют ли любить бессмертные существа? Вероятно, да. Может ли бессмертное существо полюбить смертного? Вероятно, да. Способно ли бессмертное существо оставить все ради человека, которого оно полюбило? Вероятно, да. Способно ли бессмертное существо ошибаться, выдавая за любовь другие чувства? У князя Гривальда есть целая вечность для того, чтобы найти ответ на последний вопрос. Ведь именно он оказался на месте этого бессмертного существа.

Мирквуд

Лето 2010

Вивиан

Среда

— Если ты хочешь знать мое мнение, то их предложение не так уж и плохо. Но есть пара моментов, на которые следует обратить внимание. Во-первых, конечная сумма указана не в евро, а в долларах. Я проконсультировался с отцом, и он говорит… — Адам замолчал, вернул один из листов, взятых из тонкой папки, на место, и посмотрел на меня. — Вивиан, тебя интересует то, что я говорю? Или я устраиваю тут театр одного актера?

Сегодня в заведении у Габриэль шумно и весело: удивительно, как в таком небольшом помещении поместилась почти сотня человек. В клубе ничего не изменилось с тех пор, как я появлялся тут в последний раз. Душно, накурено, кто-то играет на рояле, стоящая рядом с музыкантом женщина поет романс (певицы у Габриэль как на подбор, у всех хорошо поставленный голос, у этой — очень редкое колоратурное сопрано), шампанское льется рекой. Гости заняты своими делами: кто-то играет в покер, кто-то — в бридж, в лото или в кости, а кто-то просто ведет неторопливые беседы за рюмкой коньяка.

История создателя Мао… точнее, создателей. Вы знаете вампира, у которого было целых два создателя? Так вот. Сейчас узнаете.

Каждый из нас при желании может составить список вещей, которые его раздражают. У кого-то этот список получится короче, у кого-то — длиннее. Но в первых строчках мы обязательно упомянем о том, что не просто раздражает нас — эти вещи приводят нас в бешенство. В моем личном списке два лидирующих места занимали ожидание и размеренная, однообразная, скучная жизнь.

Первые два месяца, проведенные в клинике, воспринимались мной как один нескончаемый период, в котором нет ни дней, ни ночей, а только какая-то странная материя, которая тянется, тянется, тянется, и вряд ли когда-нибудь закончится. О том, что за этими стенами тоже есть жизнь, я особо не задумывался, так как мысли мои пребывали в другом месте. Но незадолго после того, как я снова обрел контакт с реальностью и даже мог позволить себе пару раз в день взглянуть на медсестру, которая меняла капельницы и расспрашивала меня о самочувствии, я понял, что терпение мое подходит к концу, а спокойная жизнь начинает действовать на нервы.

Есть люди, которые живут легко, не напрягаются. Идут по верхам. А потом умирают, так ничего и не поняв. У них обычное сердце. Чистое. Не в хорошем плане, а в том плане, что они жили всю жизнь и не трудились что-либо понять. Не спрашивали себя, зачем они живут. Не спрашивали себя, что им нравится. Вечно шли на поводу у чьих-то стереотипов. Боялись, что кто-то им скажет, что они себя неправильно ведут. А твои герои не такие. Они постоянно чего-то ищут. Они копают глубоко, потому что знают — только там можно найти то, что они ищут. Им все равно, что о них скажет кто-то другой. На ощупь оно приятное для всех, если не вникать. Если вникать, то оно порочное и черное. А если посмотреть глубже, то можно понять, зачем они это делают.

— У вас уютно.

— Присаживайтесь, прошу вас. Но, если хотите, можете прилечь.

Моя гостья в очередной раз затянулась тонкой сигаретой. Красивая брюнетка в длинном алом платье, больше походившем на вечернее, чем на повседневное, она уверенно держалась на высоких каблуках и смотрела на меня чуть насмешливо. Я читал о ней в газетах, однажды видел ее в театре, но и подумать не мог, что мы когда-нибудь встретимся. И уж точно не мог предположить, что это произойдет при таких обстоятельствах.

Доктор Вивиан Мори, оставивший шумный Париж и мечты о медицинской карьере и поселившийся в маленьком европейском городке. Актриса Афродита Вайс, живущая в его квартире и называющая себя ничьей женщиной. Писатель Адам Фельдман, казалось бы, случайно оказавшийся персонажем этой истории. И… тайна. Своя у каждого.

Вы думаете, что медиумов не существует, а другие миры — это выдумки? Вы уверены, что если люди умирают, то это навсегда или как минимум надолго? И вообще считаете, что разговоры о мистике — это чушь полная, и лучше бы оставить их для страшилок, которыми дети пугают друг друга в Хэллоуин? Саймон Хейли тоже во все это не верил — ровно до того момента, пока его жизнь не превратилась в сплошную страшилку. Чертовски похожую на кошмарный сон и чертовски реальную. Словом… да. Лучше бы он в ту ночь проехал мимо и не подвозил брюнетку, случайно встреченную им на пустынном скоростном шоссе.

— Нет, не пройдет. Потому что я люблю тебя, Изольда. Увы, мне хорошо известно, что это за чувство. И, если влюбленность когда-то приносила мне положительные эмоции, то любовь приносит мне только боль. Самую разную боль. Положительные эмоции всегда одинаковые. Радость, счастье. Они однообразны. А вот боль каждый раз разная. У нее так много оттенков, так много масок. Ты живешь и думаешь: когда же ты получишь по голове в очередной раз? Кем она будет, эта женщина, рядом с которой ты вспомнишь, как нашел свою невесту в ванне с перерезанными венами и опоздал всего лишь на пять минут? Или другую женщину, ту, с которой четыре года жил под одной крышей, к ногам которой ты положил все, что у тебя было, а она лгала тебе каждый день и убила твоего еще не родившегося ребенка? Какой она будет, эта женщина? Как ее будут звать, какая у нее будет улыбка, как будет пахнуть ее кожа? Откуда она придет, куда и когда она уйдет — и какую боль она тебе причинит? Что это будут за ощущения? Новизна… мы ведь с тобой оба любим разнообразие, да?