Скачать все книги автора Александр Михайлович Гейман

АЛЕКСАНДР ГЕЙМАН

АФОРИЗМЫ

ГЕЙМАН: Зажженый светоч должно ли таить? Коль мысли мудрые, пошто их не явить? Пусть жлобски вы не взяты в "Сирано", Я миру возвещу вас все равно! АФОРИЗМЫ: Ага, ага!.. возвести! МИР: Ура-а!.. А где можно ознакомиться? ГЕЙМАН: Вестимо где, глупенький,- в библиотеке Мошкова.

(Разговор, случайно подслушанный на 3-м переходе 6-го яруса Астрала)

А) (ОЧ-ЧЕНЬ) СЕРЬЕЗНЫЕ

Скучная жизнь требует длинных снов. Вариант: Тусклая жизнь требует длинных снов. Отсюда и сериалы.

Александр Гейман

Автор о себе

ГЕЙМАН, Александр Михайлович. Возраст средний. Полукровка (германо-славянская) - папа, действительно, инженер, но немец. Филолог (англ.яз.); социолог. Литературный стаж более 25 лет. Стихи, фэнтэзи, юмор. Есть и другое; есть, кстати, и эссе "Поэзия:магия" - об итогах культуры на конец ХХ века (околокастанедщина). Любимые поэты: Блок, Мандельштам, Хлебников, Цветаева, Рембо - да много кто. Любимые писатели: Салтыков-Щедрин (вообще - вкусы классические).

Александр Гейман

ЧУДЕСНЫЙ АЛЬБОМ

ЗААСТРАЛЬЕ

Дым размыкаемый струится.

Великий предстоит уход.

Как молния, душа ветвится

И нить серебряную вьет.

Я есть, я зеркальцем играю

И, как единственный, смеюсь,

Купаюсь в бликах и не знаю

Пришел - или ещё вернусь.

На берегу иной равнины,

У древа жизни из корней

Висячий лучик пуповины

Небесной памяти моей.

5.01.93

Александр Гейман

Фридрих и Гегель

То, что Гегель был философ - об этом спору нет. Опять же, дело известное, что учителем его был сам Кант. Да только не все помнят, что Кант-то не с философии начинал, а был спервоначалу знаменитейшим шаромыжником во всей Германии, уркой самого высшего разряда. Бывало, где фатеру обчистят или пару лягашей в канаву темной ночью спихнут, так все уж сразу знают - это Канта работа. Ну вот, жил, значит, Кант таким манером, а как старость подкатила, завязал. Мой,- говорит,- богатейший опыт нуждается в серьезном философском осмыслении! И принялся молодежи критику чистого разума преподавать и все такое прочее.

Александр Гейман

Император соло

Траурные флаги висели на шестах по всему Некитаю - страна скорбела о пропаже последнего французского святого. А в том, что доблестный аббат Крюшон тоже был святым вестником Шамбалы, ни у кого сомнения не было. Возможно, святость его и не дотягивала до незапятнанного сияния графа Артуа - сей святой граф прошел по юдоли грехов наших даже не заметив их. Он не только ни разу не онанировал - он даже не сознавал этого. За аббатом же водились кое-какие грешки - например, он так и не измазал трон императора соплями, хотя в этом состоял его долг пастыря и христианского вероучителя. Но никакого сомнения, что миссионерский подвиг, сотворенный праведным аббатом, полностью очистил его и искупил все случайные прегрешения, которым все мы, смертные, увы, иногда подпадаем. Ведь сколько аббат прожил в Некитае? Всего ничего - то ли полгода, то ли еще меньше. А сколько праведных трудов совершил? Великое множество. И ведь не остался, чтобы тщеславно насладиться плодами проповеди своей,- нет, аббат сотворил благочестивый посев и, дождавшись первых плодов, скромно удалился, оставив питомцам своим вкусить сладость жатвы. Наставил Сюй Женя и Тяо Бина сигать ради святой истины в купель с поросячьей мочой - и удалился. Чудотворно даровал де Перастини когтеходство по вере его - и ушел. Посадил Пфлюгена и Тапкина распевать в харчевне народную песню "Дрочилка Артуа" - и ушел. Отстегал членом по башке Блудного Беса на Заколдованном перевале - и слинял. Раздавил как клопов резидентуру Бисмарка - и удрал. Пресек отток некитайского семени из родной земли - и сконал. Зашухерил всю малину - и похилял. Поломал кайф кентам - и слинял. Навонял как хорек под нос всей столице - и скололался к хренам... Святой человек, колбаса мой сентябрь!.. килда с ушами!..

Александр Гейман

Ковчег

Максиму Мошкову

Я хочу, чтобы детям открылась душа...

Артюр Рембо

Ломать голову над всем этим Антон начал позже, а тогда это было так: за окном кухни темно; завершающие ужин глотки кефира; взгляд в потолок на лохмотья побелки; шорох - ш-ш-ск-р-р... Впрочем, шорох он пропустил мимо ушей, мысли были обыденные - мел с потолка крошился уже целыми пластами, а заниматься ремонтом было не ко времени, лень, и денег тю-тю... гадская кухня... ш-ш-скр-р... Сверху сорвался кусок побелки и закувыркался вниз, тень его скользнула по стене, рисуя нечто похожее на кружащего у лампы мотылька или диковинного жука. Антон непроизвольно проводил эту тень взглядом - и чуть не поперхнулся кефиром: прямо посередине кухни безбоязненно, неторопливо полз огромный черный таракан.

АЛЕКСАНДР ГЕЙМАН

ЛОТОС МЕКСИКИ: ВЫЗОВ СОЦИАЛА*

____ * данный вариант эссе является исходным (несокращенным) вариантом

Лотос Мексики - так я назвал, поэтически, нагваль-магию, толтекскую традицию Знания (по аналогии с йогой, лотосом Индии в мировой эзотерике). Сейчас учение толтеков перестает быть узко-эзотерическим и все более открывает себя обществу. И для социала, и для самой традиции это создает новую (относительно) ситуацию. Коллизии, возникающие при этом, я и намерен исследовать в моем этюде.

Александр Гейман

Овидий

- Вспомнил!

Весь в холодном поту Марк Юний Крисп присел на постели, тяжело и часто дыша. Его сердце колотилось так, что едва не выпрыгивало из груди. И было от чего: Марк Юний наконец вспомнил, кто он и откуда.

Брета, женщина, делившая с ним кров и ложе, чутко пошевелилась, но Юний уже прилег обратно. Чудовищное усилие воспоминания и невероятная тяжесть вернувшейся вдруг памяти отняли у него все силы, и Юний бессильно вытянулся на тряпье, покрывавшем лежанку.

Александр Гейман

Поэзия: магический переход

Ъ Журнал "Наш" попросил меня сделать выжимку из эссе "ПОЭЗИЯ:МАГИЯ". Задание было сформулировано так: "написать о пути мага в литературе". Я зачесал в затылке - а где взять-то этого мага? Дожили: я - нагваль Сандро, мой череп переполнен свободой, сейчас я щедро ее расточу - так, что ли? Подумавши, я все же решил, что кое-что сделать можно: написать не о том, что знаю - я этого НЕ знаю,- а о том, что пробую знать. По совести - не то что ответов нет, я и к вопросам только подступаюсь. Ну, а тем, кому эти дела особо интересны, я советую посмотреть "ПОЭЗИЮ:МАГИЮ" - это на моей страничке у Мошкова http://lib.ru/ZHURNAL/GEJMAN - там все подробно и целостно.

Александр Гейман

П О Г О Д А. У Т Р О

МАМЕ и ТАНЕ

* * *

У подъезда пятиэтажки,

Где с пригоршней розовых саж

Ходит ветер играть в пятнашки

И бежит на шестой этаж,

Происходят странные вещи:

В белых дымках глаза и тень

Ночь укрыла, что в этот вечер

На свиданьи она и день,

У стекла - золотые ахи,

У деревьев - хороший смех,

Утра нет, а цветами пахнет,

Александр Гейман

Сказка о быдле

Сатурналия

... А быдло так и осталось лежать под ракитовым кустом у ручья, обреченное дождям и лесным насекомым. Оно не сознавало отчетливо своей участи, но мало-помалу животный ужас сиротской смерти наполнил быдло, оно содрогнулось, и произошло непостижимое: быдло стронулось с места и в отчаянном желании жизни поползло вверх по склону к дороге.

- Ползи, ползи, родимое! Ползи высоко, до царского стола, до царской постели! - это напутствие.

Александр Гейман

Тантрическая магия

Звали нашего героя в ту пору Ку Цур, был он молодых лет и все мечтал завоевать сердце одной разбитной девчонки из их деревни. Красавица была штучка не простая, она побывала в городе и набралась там такого, о чем здесь никто и не слыхивал. Поэтому была она дамой весьма привередливой и ругала деревенских парней, что они ничего не понимают в любви, а вот ее-де обучал какой-то наставник какой-то там особой науке.

Александр Гейман

Завоевания Кхаммы

Фэнтэзи-эпос

Уперев меч в каменный пол, Кхамма, воин из Тарремы, стоял на крепостной стене Индокана, как когда-то в древности Волод Великий. Крепость была ключом к Срединному царству, и вот - она была взята. В небе висел Глаз, а внизу, от ворот Индокана, вилась Зеркальная дорога, поднимаясь в горы - все выше, за облака, к чертогам небожителей, к алмазному престолу Велемихи. Рядом с Кхаммой стояли его друзья и военачальники, негромко переговариваясь между собой. Но Кхамма молчал - он размышлял. В одной его руке была золотая стрела - жезл Фенамоа, другой Кхамма опирался, как на посох, на Кхаммагит - свой чудесный меч.

Александр Гейман

Ж А Д Н А Я

1. Знает север, и запад, и юг, и восток, Знает лотос и Африка, танец и слово, И не знает никто - То, пришедшее То, Что и я знал когда-то - пришедшее снова.

I.

2. Стены стали прозрачны, как льдинки стекла. Я ходил и все видел, что делали люди. Как варилась еда, как из кранов вода Выбегала и с плеском текла по посуде;

3. Как меж бульков супных и пахучих паров В этих кухнях вечерних и комнатах тесных Не людские толклись, но желанья - богов Проникали в сознанье под видом телесных;

Про любовь. Для лиц от 7 до 107.

Эта история о женщине-ведьме, то есть о женщине, магически одаренной и сексуальной. Мой старый друг, а он этих материй тоже не чужд, рассказывал обо всем так[1]:

- Все началось, когда я с дневного отделения перевелся на вечернее. Группа, куда я попал, четко делилась на две половины: в одной девочки интересовались тряпками и учебой, а в другой к этому добавлялись постельные приключения. Елена принадлежала к этой второй половине, и я выделил её с первой встречи: она была невысокой полноватой блондинкой, а мне тогда нравился этот тип.