Скачать все книги автора Александр Иванович Шалимов

А.И. ШАЛИМОВ

БЕГЛЕЦ

Исчезновение Митрофана Кузьмича Цыбули наделало немало шуму в Алуште. Болтали разное... Работники районной милиции искали старого лесника даже в огромных бочках местного Винкомбината, в которых хранились знаменитые крымские вина. Что касается Евдокии Макаровны - жены дяди Митрофана, то она была твердо убеждена, что старик отправился прямо в ад. Она даже отслужила панихиду по грешнику Митрофану, которого черти упекли в самое горячее место адской кухни. Об Альбине Евдокия Макаровна рассказывать не любила. - Ну, жил во время оккупации. Кто его знает, откуда взялся... Не такой был, как все. - Она тяжело вздохнула. - Непонятный какой-то... И будущее предсказывал. Что сказал, все как по часам исполнилось... А уж куда делся потом... - она махнула темной морщинистой рукой и потерла углы глаз кончиком головного платка. Я понял, что воспоминания причиняют ей боль, и не настаивал. Позднее догадался, что память об Альбине для Евдокии Макаровны слишком дорога. Старуха ни с кем не хотела делиться ею. Альбин был для нее почти сыном. Стояла весна. Цвели сады. Море дышало порывами прохладного ветра. Приезжих было мало, и дача Евдокии Макаровны пустовала. Вечерами мы подолгу сидели вдвоем на веранде у большого медного самовара. Пили чай с прошлогодним вареньем, тихо разговаривали. Говорила больше Евдокия Макаровна, а я поддакивал невпопад и снова и снова вспоминал утро того удивительного дня...

Александр Шалимов

Брефанид

В издательстве МППФ - Мировая порнография, приключения, фантастика младший редактор Олл Флипс выдвинулся после того, как изобрел порнографометр - несложный полуавтомат на полупроводниках, размером с магазинную кассу. Прибор был прост в обращении и очень удобен. Входными данными служили условные индексы. Их мог без труда подсчитать механически любой редактор средней квалификации, полистав рукопись. В индексы по специальной таблице вводилась поправка на "интеллигентность потребителя" величина крайне малая, а для некоторых читательских групп вообще стремящаяся к нулю.

Шалимов Александр Иванович

ЭСТАФЕТА РАЗУМА

Улетали с Марса марсиане

В мир иной, куда глаза глядят,

И не в сказке, не в иносказанье...

Двести миллионов лет назад...

С. Орлов

Кирилл прилетел на станцию "Марс-1" с пятой сменой. Продолжительность марсовки - год Марса - два земных с хвостиком. И полгода на дорогу туда и обратно. Два с половиной года вдали от Земли...

Садясь в вездеход, он снова подумал об этом. Вездеход назывался "Черепашка". Так было написано белой краской на удлиненном голубом корпусе, который опирался на шесть коленчатых, обутых в гусеницы ног. Кирилл уже успел заметить, что конструкторы и монтажники предпочитали тут ярко-голубые цвета. Может быть, потому, что напоминали о земном небе, а скорее всего оттого, что резко выделялись на фоне ржавой окраски грунта, скал, осыпей. Здесь даже дневное небо было красновато-оранжевым. Пыль, поднимаемая ураганами, никогда не успевала осесть.

Александр Шалимов

Наследство академика Кики Итуморо

- Ты слышал, Буб, - сказал Джуд, - старый Кики отдает концы.

- Академик Кики Итуморо? - искренне изумился Буб. - Невозможно!

- Абсолютно достоверно, - кивнул Джуд. - Ему исполнилось сто шестьдесят. Это предел. Если его трахнет инсульт, операция станет невозможной.

- Разумеется, тогда никто не согласится. Но послушай, Джуд. Значит, Итуморо... не совсем сам? Ему посоветовали?

А. ШАЛИМОВ

Призраки Белого континента

Джек Рассел - астроном экспедиции - лежал на подвесной койке под самым потолком Большой кабины и, не отрывая глаза от окуляра зрительной трубы, время от времени записывал цифры на листе бумаги, приколотом кнопками к потолку. Геолог Ральф Стонор внизу за столом разглядывал образцы минералов. Стрелка радиометра вздрагивала и начинала колебаться, когда Стонор подносил к прибору черные, маслянисто поблескивающие кристаллы. За дверью послышалась возня, притоптывание озябших ног, громкое сопенье. Дрогнула тяжелая суконная портьера, пропустив в Большую кабину Фреда Лоу маленького, коренастого, почти квадратного в меховом комбинезоне и огромных унтах. - Минус пятьдесят с ветерком, - прохрипел метеоролог, стягивая меховые рукавицы. - Запирай контору, Джек. Все равно ничего не видишь. Скрипнула койка под потолком. Джек Рассел искоса глянул на вошедшего и молча отвернулся к окуляру трубы. Лоу с трудом вылез из комбинезона, отшвырнул его ногой в угол; достал из стенного шкафа бутылку и граненый стакан, налил, выпил; отер рыжеватую бороду рукавом шерстяной куртки, потянулся. - Чертов электрический подогрев не действует, - пояснил он, кивнув на лежащий в углу комбинезон. - Пускай Генрих проверит контакты. - Генрих остался в ледяной штольне, - сказал Стонор. - Они с Тойво хотели сегодня прорубиться сквозь лед к нижней жиле. - Глупо, - скривился Лоу. - Будут сидеть там, пока не прекратится пурга. - Там у них спальные мешки и примус. Могут сидеть хоть неделю. "Тебя бы на неделю запереть в ледяной пещере, - со злостью подумал Лоу, поглядывая на розовую лысину Стонора. - Сегодня и носа не высунул наружу..." - Ого, - сказал Стонор, наблюдая за стрелкой прибора. - Что-нибудь новое? - поинтересовался Лоу. - Ничего особенного. Просто высокое содержание урана. - Значит, все-таки месторождение стоящее, - пробормотал Лоу, зевая. - Еще бы, - поднял голову Стонор. - Важно, что это первая находка урана в Антарктиде, а при таких содержаниях мое месторождение загремит на весь мир. - Почему же мы не торопимся заявить миру о твоем открытии?.. - Пока не можем. Шефы не хотят, чтобы русские всерьез занялись поисками урана в Антарктиде. - Думаете, русские глупее вас, - усмехнулся Лоу. - Можете не сомневаться, Стонор, они сделали здесь больше нас с вами. - Урана они не нашли. Они регулярно сообщают о своих открытиях. Кроме того, большинство исследователей убеждены, что урана в Антарктиде вообще нет. - А что толку в вашей находке! Дьявольские горы в трехстах милях от берега. Адские морозы, ураганы, пурга... Завезти сюда шестерых безумцев и бросить на год - еще можно. Но строить здесь рудник... не стали бы даже русские. - Вам приходилось бывать на урановых рудниках северной Канады? - задумчиво спросил Стонор, подбрасывая на ладони сросток черных кристаллов, покрытых желтыми и оранжевыми охрами. Лоу мотнул головой. - Там содержание урана в пятьдесят раз меньше, а условия немногим лучше, чем тут. Калькуляция простая... Такое месторождение выгодно эксплуатировать даже на Луне. - Еще вопрос, где хуже условия - на Луне или на Земле королевы Мод, пожал плечами Лоу. - Луна пока недоступна, а на Земле королевы Мод мы обосновались и, плохо ли, хорошо ли, сидим седьмой месяц. - Делайте, что хотите, - махнул рукой Лоу, - стройте тут рудники, города, аэродромы, растапливайте льды, добывайте уран, черта, дьявола, кого угодно. Я знаю одно: больше сюда ни ногой. Ни за какие доллары. Гренландия, Гималаи, что угодно, но не Антарктика - будь она трижды проклята... Однако, - Лоу сделал паузу и прислушался, - о чем думает журналист? Собирается он кормить нас сегодня?.. Эй, Рысь!.. Мистер Ришар! Склянки давно пробили на обед, черт побери! Под койкой Джека Рассела распахнулась узкая дверь. Из-за двери выглянул Ришар Жиро - врач, повар, радист, а по совместительству специальный корреспондент одной из крупнейших парижских газет. Вместо поварского колпака на голове Жиро была надета красная феска с золотой кисточкой. Большой мясистый нос и рыжие бакенбарды были в муке, маленькие острые глазки насмешливо поблескивали за толстыми стеклами очков. - Правда не нуждается в громком крике, дорогой Фред, - объявил доктор, подмигивая Лоу. - Обед готов, мойте ручки... Что это? - ахнул он, указывая пальцем на стол. - Что это? - я спрашиваю. - Сколько раз просил не раскладывать здесь эту ядовитую радиоактивную гадость. Я дрожу над вашим драгоценным здоровьем, а вы... - Разве что-нибудь изменится, если он уберет их за фанерную перегородку своей конуры? - спросил, посмеиваясь, Лоу. - Не будь страусом, Красная Шапочка. Здесь кругом излучение. Жилы в трех милях отсюда. А может, они и под нами. Нам всем обеспечена лучевая болезнь. - Пыль, сотрите со стола пыль, - твердил Жиро, не слушая Лоу. - Она радиоактивна! Обеда не будет, пока не уберете. Собери мокрой тряпкой, Фред, и выкинь наружу. Лоу, ухмыляясь, вытер стол тряпкой и, когда доктор вышел, швырнул тряпку под диван. Жиро внес на подносе кастрюлю и миски, принялся разливать суп. Лоу достал из стенного шкафа бутылку и три стакана. - Тебе не наливаю, - заметил он доктору. - Судя по носу, ты уже покончил с недельной порцией. - Не судите и не судимы будете, - сказал доктор, косясь на бутылку. - Я добавлял в пуддинг ром и только чуть-чуть попробовал. Дождавшись, когда Лоу наполнил стаканы, доктор ловким движением выхватил у него бутылку, встряхнул, посмотрел на свет и приложил к губам. - Луженое горло, - с легкой завистью заметил Лоу, глядя на опустевшую бутылку. - И все остальное прочее, - сказал доктор, закусывая сардинкой. - Вы будете сегодня ночью спать, а я еще должен сочинить корреспонденцию и толкнуть ее в эфир. Это не сводка погоды! Тут нужны голова и фантазия. Кстати, о ком из вас прикажете врать в сегодняшней корреспонденции? - Можно о нем, - Лоу кивнул на лежащего под потолком астронома. - Он жертвует обедом ради метеоров. - Мысль, - подскочил на стуле доктор. - Очерк можно озаглавить: "Охотник за метеорами" и начать, например, так: "Седьмой месяц самоотверженный молодой ученый не отрывает глаз от телескопа"... Между прочим, юноша, второй раз греть обед я не буду. Вы слышите?.. - Да, - сказал Рассел, глядя в окуляр трубы и неторопливо записывая что-то. - Вы, англичане, удивительно разговорчивый народ, - продолжал доктор, хлебая суп. - Не знаю, что бы я делал, если бы не было Генриха. Все-таки поляки во многом напоминают нас, французов. - А я? - возразил Лоу. - Кажется, и меня нельзя назвать слишком молчаливым. - Во-первых, ты не настоящий англичанин. Американцы - особая нация. А во-вторых, и ты умеешь целыми часами сидеть над шахматной доской, как кот у мышиной норы. Он, - доктор кивнул на Стонора, - может говорить только об уране. А что касается этого жреца Космоса, - не знаю, сказал ли он десять слов подряд с начала зимовки. Койка под потолком снова скрипнула. Лоу и доктор глянули на астронома и увидели на его лице выражение величайшего изумления. Бросив карандаш, Рассел быстро крутил тонкими пальцами винты прибора; потом откинулся на подушку, словно ослепленный, несколько мгновений лежал с закрытыми глазами, затем приподнялся и снова припал к окуляру трубы. В это время далекий нарастающий гул заглушил вой пурги. Гул быстро превратился в оглушительный грохот, от которого задрожали стены Большой кабины и зазвенела посуда на столе. Казалось, исполинский поезд проносится над пустынными горами Земли королевы Мод. Доктор и Стонор вскочили из-за стола, опрокинув стулья. Но грохот уже постепенно затихал. Что-то похожее на взрывы доносилось издали; снова дрогнули стены и стало тихо. И опять послышался глухой однообразный вой пурги. - Что это? - вскричал доктор, со страхом глядя на потолок. - Кажется, землетрясение, - пробормотал Стонор, прислушиваясь. Лоу внимательно следил за побледневшим от волнения астрономом. - Ну, что там было, Джек? - спросил он, видя, что Рассел снова откинулся на подушку и вытирает платком мокрый лоб. - По-видимому, гигантский болид. Он упал где-то поблизости. - Вы видели его? - спросил Стонор. - Да. - И уверены, что это болид? - Д-да... - А может, это межконтинентальная баллистическая ракета? - неуверенно протянул доктор. - С помощью которой русские хотели уничтожить нашу станцию, - добавил Лоу. - Не остроумно, - обиделся Жиро. - Ваши соотечественники производят испытания ракет на мысе Канаверал. О, они вполне могли, целясь в южный Атлантик, попасть в Антарктиду. - Это был болид, - сказал Рассел. - Он появился на северо-западе, пролетел над станцией и взорвался над плато к юго-востоку от нас. Я отчетливо наблюдал резкое уменьшение его скорости. Перед ним в этом же направлении прошел метеорный поток. - А сейчас видно что-нибудь? - поинтересовался Стонор. - Нет, пурга усилилась. Снег несет выше объектива перископа. - Установится погода, поищем осколки, - сказал Стонор, закуривая сигарету. - Новый метеорит из Антарктики - это сенсация. - Ничего не найдете, - сердито возразил Лоу. - Ветер гонит сейчас по плато сотни тысяч тонн снега. Все следы будут похоронены самым надежным образом. Не так ли, Джек? Рассел спрыгнул на пол и молча пожал плечами. - Куда? - спросил Стонор, видя, что астроном взялся за портьеру выходной двери. Рассел указал пальцем вверх. - Только ни шагу от входа, - предупредил Стонор. - Слышите, что там делается?.. Рассел кивнул и исчез за тяжелой портьерой. Через несколько минут он возвратился, отряхивая снег с бороды и усов. - Видели что-нибудь? - спросил доктор. - Нет.

ШАЛИМОВ АЛЕКСАНДР

СТАЖИРОВКА

Они спустились в нижний подземный зал.

- Здесь центральный пост управления,- сказал старший координатор.- Мозг энергетической сети Земли. Отсюда мы ускоряем или замедляем реакции в подкоровых зонах планеты и регулируем мощность ядерных геоцентралей вулканических районов. Здесь же находится система управления магнитными полями стратосферы. Изменяя напряженность магнитных полей, мы диктуем ход ядерных процессов в сибирско-гренландском и антарктическом искусственных солнцах и регулируем климат Крайнего Севера и Крайнего Юга.

В болотах экваториальной Африки до наших дней сохранился ранее неизвестный науке вид древних ящеров. Экспедиция профессора Турского поймала детёныша динозавра.

В этот сборник вошли научно-фантастические рассказы и повести разных писателей. Естественно, что их интересуют разные проблемы, поэтому ситуации, в которых выступают герои, возникают и в космических просторах, и на Земле, и под водой. Но есть одна черта, которая роднит большинство произведений, — авторов волнует не столько научный поиск и не столько приключение само по себе, сколько люди, их поступки, их чувства, возникшие в сложной, необычной ситуации. Выдержат ли они суровую жизненную проверку?

Это книга о людях далекой, а может быть, уже и не очень далекой от наших дней эпохи, когда укрощенные земные вулканы дадут человеку свет и тепло, а в Большой Космос отправятся первые фотонные корабли.

Это книга о стойкости, мужестве, сомнениях и любви людей будущего. Жизнь ставит перед ними много вопросов…

Можно ли победить время, и дождется ли Леона своего любимого, который улетел к далекой звезде?

Прав ли профессор Гомби, скрыв от людей великое открытие, которое ему удалось совершить?

Имел ли право Лар, герой повести «Планета туманов», во имя научного подвига нарушить приказ командира корабля?

Эти вопросы встанут перед вами, дорогие читатели.

Как вы ответите на них?

Фантастика из двадцать четвертого выпуска научно-художественного географического сборника «На суше и на море».

Остросюжетный фантастико-приключенческий роман  Александра Шалимова посвящен острейшей проблеме современности борьбе миролюбивых сил планеты с милитаристами, рвущимися к реваншу.

…Промышленная империя Фигуранкайнов. В неё проникают герои, сторонники мира и демократии, и перестраивают военную машину на научно-технические программы…

Атланты — потомки пришельцев с планеты Ассар, телепаты. Гибель Атлантиды — результат эксперимента по растапливанию льдов на севере страны.

© С.Литвин

Первый научно-фантастический рассказ А. Шалимова.

Разумные стрекозы на загадочной планете и ответственность Человека за любой поступок; удивительные гости из будущего — Альбин и говорящий кот, которые помогают современным людям оценить самих себя; бесконечность мозга, таящего гигантскую информацию о минувших поколениях, — всему этому и многим иным проблемам посвящены научно-фантастические рассказы и памфлеты А. Шалимова, объединенные я сборнике «Странный мир»

Подлинная история первой американской лунной экспедиции. Ракета разбилась при посадке. Правительство США предпочло не спасать выжившего космонавта, а засекретить полет.

Журнал «Костер», №№ 5-7, 1964 год.