Скачать все книги автора Александр Геннадьевич Карнишин

Люди исчезали, пропадали, терялись всегда. Но в этом уральском городе, областном центре, началась настоящая эпидемия исчезновений. Конечно, в реальности нет ни этого города, ни этих событий. ...Но спрашиваю себя: а что бы делали наши власти, если бы такое случилось? Как бы вели себя люди? Ну, примерно так, наверное...

Фантастическая повесть, родившаяся из дружеской подначки в Живом журнале, и затем почти годичной еженедельной выдачи постов-глав. "Ну, ты накрутил,"- смеялись друзья. А что накрутил? Даже с названием все еще трудности. Это — уже третье.

— Так, говоришь, ты писатель?

Никто не выбивал в ночи двери, не светил в глаза ярким светом и не выкручивал руки. Все было обыденно и оттого еще более страшно. Бывает так, что все обычно, серо, буднично, но вдруг понимаешь что-то — и таким страхом окатит, таким ужасом…

Петр Николаевич Творогов был писателем. Уже давно был писателем. Он писал уже десять лет. Вот и полка специальная в комнате была им выделена под свои книги. Много книг. А чтобы книги писать, надо все подмечать, слышать, запоминать. Вот и то чувство ужаса от обыденности происходящего он когда-то запомнил. А теперь оно снова проснулось, и дрогнула, сводимая судорогой, шея, а глаза как будто сами, независимо от его желания, стремились сосредоточиться на какой-то мелочи в дальнем углу… Коленки не тряслись, нет. Они поджимались. Так, наверное, будет правильнее сказать. И руки. Не потели они и не тряслись. Просто вдруг стали совсем холодными, и даже кожа побледнела в синеву.

— Ксеноистория, запомните, это не история "чужих". Это в первую очередь — чужая история. Именно история дает нам ответ на главный вопрос: как получилось? Откуда и почему — именно так? Поэтому вам мы даем информацию обо всем, что уже было. Обо всех вариантах, которые уже изучены нашими специалистами. Кстати, поэтому курс ксеноистории растет с каждым годом. Надеюсь, и ваш труд пополнит нашу сокровищницу знаний.

Маркс запоминал.

После курса земной истории лекции известных ксеноисториков были самыми интересными во время учебы в Академии. Какими же разными путями идет развитие общества на разных планетах!

Оказалось, что уже накопилось на небольшой сборник. И еще оказалось, что писать фентези интересно, и можно даже обходиться без колдунов и эльфов в тексте.

Когда во всем, что случалось, обвинили грамотеев, читать книги стало не просто не модно, но и опасно для многих. Грамотность и образованность свою показать хочешь? Получи! Все от вас, от шибко грамотных!

С одной стороны, народ, то есть то большинство, из которого народ состоит, он всегда прав. Не может большинство быть неправым. И если уж оно, это большинство, решило так, значит, были к этому предпосылки.

С другой стороны, оказалось, что книги-то еще есть — не все пожгли и потопили в «Год без книги». Нашлись люди, сохранившие том или два на память, или чтобы картинки посмотреть, если книга с картинками. А те, кто был в силах и при власти, так и целые библиотеки из десятков книг разного формата сумели сберечь. Только кому читать теперь эти книги? Детям? Но они же неграмотны. То есть, грамотнее простых селян, конечно, разумнее, ученее. Но не настолько, чтобы читать книги. А учителей настоящих теперь нет. Учителей — вместе с книгами. В тот самый год.

Мелодичный звонок прервал мой холостяцкий ужин.

— Кто там? — на всякий случай спросил я.

— Интеллектуальная полиция! Откройте!

Трясущимися руками открываю стальную дверь, отодвигаю запоры — от этих не запереться. Тут же, оттолкнув меня в сторону, по комнатам разбегаются спецназовцы с автоматами наизготовку. За ними солидно и неспешно двигается инспектор, а сзади подталкивают соседей-понятых.

— Ну, вот и до вас мы дошли… Ну, что стоите? Сдаваться будем, или как?

Уважаемые читатели, искренне надеемся, что книга «На самом деле» Карнишин Александр Геннадьевич окажется не похожей ни на одну из уже прочитанных Вами в данном жанре. Благодаря динамичному и увлекательному сюжету, книга держит читателя в напряжении от начала до конца. Что ни говори, а все-таки есть некая изюминка, которая выделяет данный masterpiece среди множества подобного рода и жанра. Интрига настолько запутанна, что не смотря на встречающиеся подсказки невероятно сложно угадать дорогу, по которой пойдет сюжет. Все образы и элементы столь филигранно вписаны в сюжет, что до последней страницы «видишь» происходящее своими глазами. Юмор подан не в случайных мелочах и не всегда на поверхности, а вызван внутренним эфирным ощущением и подчинен всему строю. Встречающиеся истории, аргументы и факты достаточно убедительны, а рассуждения вынуждают задуматься и увлекают. Благодаря уму, харизме, остроумию и благородности, моментально ощущаешь симпатию к главному герою и его спутнице. В заключении раскрываются все загадки, тайны и намеки, которые были умело расставлены на протяжении всей сюжетной линии. Актуальность проблематики, взятой за основу, можно отнести к разряду вечных, ведь пока есть люди их взаимоотношения всегда будут сложными и многообразными. Один из немногих примеров того, как умело подобранное место украшает, дополняет и насыщает цветами и красками все произведение. «На самом деле» Карнишин Александр Геннадьевич читать можно неограниченное количество раз, здесь есть и философия, и история, и психология, и трагедия, и юмор…

-- Мечты

В квартире пахло старостью. Чуть сладковатый душный запах, от которого у непривычного могло закружить, затуманить голову уже через несколько минут. Но Кса был привычным ко всему. Он уже общался раньше с гуманоидами, знал все трудности, заранее приготовился. Миниатюрные мембраны отцеживали ненужные молекулы, пропуская только то, что было необходимо организму космонавта - азот.

Перед началом общения он провёл направленную гипнологическую обработку объекта контакта. Цель - успокоить гуманоида, не дать древним инстинктам возобладать над человеческой мыслью. Поэтому сейчас в кресле перед невысоким журнальным столиком, разделяющим собеседников, сидел совершенно спокойный Василий Аркадьевич Гусев, "менеджер среднего звена", как он сам над собой иногда посмеивался. Василию Аркадьевичу было пятьдесят пять лет, до пенсии ещё было - трубить и трубить, работа у него была постоянной и достаточно напряжённой, отпуск - вовремя, выходные дни были настоящими выходными. То есть, все, как у людей. Все, как уже положено в его возрасте.

Все время службы солдата сопровождают регулярно слышимые выражения, никак не связанные с «гражданкой».

Сборник из рассказов, в названии которых какие-то числа или числительные. Рассказы самые разные. Получилось интересно. Конечно, будет дополняться.

Это шаблон, штамп, навязшее в зубах и в перьях борзопишущих сочетание слов. Мол, есть некая широкая и прямая магистраль, а есть тропки по сторонам, ответвления разные, проселки грязные. И каждый, мол, по своей колее тянется вперед, за горизонт… А на самом деле все не так. На самом деле по темному чужому городу без карт и схем двигаются беспорядочно машины. Кругом нерегулируемые перекрестки. Вот по этой дороге ехать трудно — пробка, потому что сбились в кучу некоторые и тянутся друг рядом с другом, не давая себя обогнать. И если поглядеть, высунувшись из двери, пробка длинная, еле ползущая. Можно свернуть вправо или влево, попытаться найти объезд.

Все так и было! Или почти так. Шесть рассказов — шесть человек в «общаге».

Сам процесс перехода в этот мир Виктор не помнил. Может, ехал на машине и в него врезался самосвал. Это если у него был автомобиль. Не помнил и этого. Может, просто закрыл за собой не ту дверь. Или, наоборот, открыл не ту. Может, убийца наемный дождался в подъезде дома и быстро и ловко зарезал длинным острым ножом… Хотя, вот это уже чистая фантастика. Кому он был нужен — простой системный администратор средней корпорации? О, кстати!

Системный администратор. Это помнил. Еще бывали случаи перехода в другой мир во сне. Или вот было у кого-то такое написано, что демоны утаскивали с собой в качестве наказания. Или, наоборот, для поощрения, если обычный земной мир считался адом. В общем, процесс перехода никак не задержался в мозгах. Просто Виктор вдруг и сразу понял, что он уже не дома, что на нем не его одежда, а вокруг — не его мир. При этом он отлично понимал и помнил, кто он такой есть тут и кем он был там. То есть, «там» — это раньше, в своем мире. Вот он, Виктор, системный администратор. Вот новый мир вокруг. А свой привычный — он остался где-то в другом месте. Книги о всяком таком читались легко. Книг таких в последнее время было много. Это же неспроста, правда? То есть, тенденция такая существует, значит? Поэтому еще никакого излишнего волнения Виктор не испытывал. Он даже заранее знал, что язык, на котором говорят в этой местности, будет ему понятен без специального долгого изучения.

— …А как мне к вам обращаться?

— Говорите «доктор». Мне это будет приятно.

— Вы правда — доктор?

— Да, сейчас это нетрудно. Итак…

Кабинет был традиционно погружен в сумрак. Горела свеча в старинной стеклянной банке. В настоящей, тут даже и присматриваться не надо. У доктора все должно быть настоящим. И этот запах…

— У вас тут и свеча настоящая?

— Для вас я готов на многое, как видите. Надеюсь, это заставит вас поверить в мое отношение к вам. Мне хочется вам помочь, сделать вашу жизнь определенно лучше и легче. Но вы пришли — а это значит, что…

Реальность — это то, что мы ощущаем. И как мы ощущаем — такова для нас реальность.