Скачать все книги автора Александр Анатольевич Сидоров

Александр Сидоров

"А" упало, "Б" пропало, или Как ростовский машиностроитель секвестировал

русскую азбуку

Хоккейные "звезды"

Кирилл и Мефодий

КАК МНОГО НАМ ОТКРЫТИЙ ЧУДНЫХ готовит просвещенья дух, дорогой читатель! Например, в издательстве Ростовского-на-Дону университета вышла в свет 20-страничная брошюра "Новый алфавит - гармония букв и звуков языка", изданная за счет автора - Виктора Павловича Одначева. Благородная цель Виктора Павловича - упростить русский алфавит путем его резкого сокращения. Одначев решил оставить в пользование россиянам 22 буквы вместо имеющихся нынче в наличии 33-х. Меня это настолько поразило, что возникло непреодолимое желание встретиться с отчаянным лингвистом.

Александр Сидоров

Клетка для шакалов

"Остров доктора Моро" находится в 260 км от Вологды, в Белозерском районе. Здесь содержатся осужденные к пожизненному лишению свободы. Для тех, кто давненько не читал Герберта Уэллса, напомню: в романе английского фантаста "Остров доктора Моро" фанатик-профессор пытался превратить различных животных в людей и заставить их подчиняться человеческой морали. В конце концов зверолюди разорвали ученого в клочья и сожгли его пристанище...

Александр Сидоров

Пословицы и поговорки русских уголовников и арестантов

азо{sup}/{/sup}вский банк *Азовский банк

Ироническое определение мифического, несуществующего богатства. Город Азов (Ростовская область) до революции - а именно к началу ХХ века относится рождение фразеологического сочетания "Азовский банк" - не имел собственного банка, поскольку был маленьким, заштатным провинциальным городком.

Чаще всего выражения с сочетанием "Азовский банк" используются в азартных играх для обозначения игры без ставок: - А что на кону? - Да так, Азовский банк катаем...

Александр Сидоров

Из истории русского уголовно-арестантского арго

ЖАРГОН ПРЕСТУПНОГО МИРА появился с появлением преступности. Особый, тайный язык преступников существовал с давних времен и на Руси. Одно из письменных тому свидетельств - анонимная "Автобиография", которая приписывается известному "российскому мошеннику, вору, разбойнику, и бывшему московскому сыщику" ХVIII века Ваньке Каину (впервые отрывок из этой "Автобиографии" был опубликован Матвеем Комаровым в его "Жизнеописании Ваньки Каина").

Александр Сидоров

Краткая история донского казачества

Казаки Дона до революции

ГЛАВНОЕ ПРОТИВОРЕЧИЕ между дореволюционной и послереволюционной историографией - в определении происхождения казачества в целом и донских казаков - в частности.

Большевистская "классовая" историография определяет возникновение казачества примерно XVI-м веком и утверждает, что "казаками" называли себя беглые крестьяне, люмпены, разбойники из Центральной России, которые скрывались от царя и прочих "эксплуататоров" на Дону. Глубокого исторического обоснования у этой теории нет; она подкрепляется обычно примерами свободолюбивого фольклора казаков (поговорки типа "С Дону выдачи нет", "Царствуй, царь-государь, в стольной Москве, а мы, казаки, - на Тихом Дону", "Секи меня турецкая сабля, да не тронь меня царская плеть" и пр.), а также некоторыми официальными документами, где казаки определяются как "всяких земель беглые люди" (об этом - ниже).

Александр Сидоров

Мама, я Пушкина люблю!

Литературный хулиган

БОЛЬШИНСТВО ИЗ НАС ВОВСЕ НЕ ЗНАЕТ ПУШКИНА. Тот, чей образ нам навязывают, НИЧЕГО ОБЩЕГО НЕ ИМЕЕТ с гением русской поэзии, 200-летие которого мы отмечаем 6 июня этого года.

Творчество Пушкина до сих пор подцензурно. Ряд его произведений не печатается вовсе, другие нагло вымараны. От многоточий в его стихах создается впечатление, что он изобретал азбуку Морзе! Позвольте слегка восполнить пробел, для начала всего лишь сократив количество точек:

Александр Сидоров

Стихи

Два слова об авторе

Александр Сидоров, 1956 г/р. Журналист, переводчик, 8.863-2. - 33-43-75

КИСМЕТ

Вам держали "пушку" у лба?

Не сподобились? Ну и хрен с ним...

По-татарски кисмет - судьба.

Или, может быть, по-турецки.

Хочешь верь, а хочешь не верь

Видишь сам, я мужик не хилый,

Но когда распахнул он дверь

Шибанула плесень могилы.

А в руке у него - "макар",

Александр Сидоров

Трагедия и комедия русских "блатных" словарей

Немного о хорошем

СВОЮ СТАТЬЮ мне приходится начать с печального утверждения: в нашем Отечестве практически не существует изданий, которые могли бы претендовать на звание "блатного лексикона". При том, что с начала 90-х годов книжный рынок захлестнула волна всевозможных словарей "блатного", "уголовного", "воровского" жаргонов, "воровского языка", "русской фени", "блатной фени и музыки" и даже "тюремно-лагерно-блатного жаргона".

Внимание! Присутствует ненормативная лексика.

В издательстве «ПРОЗАиК» вышло первое и единственное в своем роде историко-филологическое исследование феномена воровской, арестантской и уличной песни.

Книга появилась в продаже 29 сентября 2010 г.

Много нового, любопытного, веселого, трагического, страшного, нелепого, героического о, казалось бы, давно знакомых и нехитрых по содержанию образчиках блатной лирики.

«История профессиональной преступности Советской России» — первое серьёзное и подробное исследование отечественной профессиональной преступности начиная с 1917 года. В книге проанализированы все этапы становления и развития профессионального уголовного мира СССР, его особенности, неформальные «законы» и традиции, критикуются неверные теории и ложные концепции целого ряда исследователей. Издание сопровождается богатым документальным и иллюстративным материалом.

Рекомендуется в качестве учебного пособия для высших учебных заведений по специальностям «История России», «История государства и права», «Психология», «Социальная психология», «Пенитенциарная психология», «Уголовно-исполнительное право», «Культурология», «Социолингвистика» и другим.

«История профессиональной преступности Советской России» — первое серьёзное и подробное исследование отечественной профессиональной преступности начиная с 1917 года. В книге проанализированы все этапы становления и развития профессионального уголовного мира СССР, его особенности, неформальные «законы» и традиции, критикуются неверные теории и ложные концепции целого ряда исследователей. Издание сопровождается богатым документальным и иллюстративным материалом.

Рекомендуется в качестве учебного пособия для высших учебных заведений по специальностям «История России», «История государства и права», «Психология», «Социальная психология», «Пенитенциарная психология», «Уголовно-исполнительное право», «Культурология», «Социолингвистика» и другим.