Скачать все книги автора Александр Александрович Розов

Современное общество стало слишком хрупким. Разные группы людей с разными взглядами на жизнь уже создают не только разные религии и разные законы - но разные миры. И отношения между этими мирами просто не могут быть безоблачным. Каждый человек вольно или невольно должен определиться - на чьей он стороне. Но он может остаться на своей собственной стороне - если, конечно, она у него есть. Такой человек может стать точкой опоры для этого неустойчивого мира - или для рычага, который этот мир перевернет. Впрочем, иногда одно очень трудно отличить от другого.

В этом забавном мире существует особая трудно объяснимая связь между разными местами. Тропы между ними образуют подобие лабиринта, так что человек, вставший на тропу в точке «A», через определенное время окажется в точке «B». Точкой «B» сейчас было маленькое открытое кафе в игрушечном китайском садике на рю де Бабилон, и мальчик сидел за моим любимым столиком между парочкой бронзовых зверей.

Он был неплохо сложен — по нынешним временам. Не какой-нибудь рахитичный цыпленок, рожденный в инкубаторе, выросший под лампочкой и ни разу в жизни не переместившийся на своих лапках дальше, чем на метр. Хотя, с другой стороны, спартанский царь Леонид не взял бы этого мальчика в гвардию. Слабоват, 40 километров в медном панцире не прошагает, боевое копье на 40 метров не метнет. А таких вещей, как живость ума, царь Леонид не понимал — оттого и умер, как пижон… Ну и хватит о нем. Что касается мальчика, то его физических данных было достаточно, чтобы полночи плясать на этих современных вакханалиях, называемых дискотеками, вторую половину заниматься любовью с найденной там подружкой, а на следующий день быть в состоянии делать что-нибудь, что обычно называется словом «работа». Сейчас мальчик был занят именно этим. Взгляд больших, внимательных карих глаз устремлен в глубь экрана ноутбука, окруженного несколькими пустыми чашечками из-под кофе. Некоторое время я любовалась плавными и точными движениями его рук — сильных и нежных, как я сразу отметила. Меня он просто не видел, хотя я уже минуты две стояла всего в метре от него.

В кадре — широко улыбающийся солидный мужчина, на фоне площади, окруженной густым фигурно подстриженным цветущим кустарником. Посреди площади — серебристое изваяние юной девушки, одетой в лава-лава, на угловатом каменном постаменте.

— Итак, Меганезия — в центре громкого международного скандала, а я — на центральной площади ее столицы, Лантона, расположенного на острове Тинтунг. Раньше здесь была резиденция губернатора, но во время так называемой алюминиевой революции, ее взорвали аммоналом. Остался только вот этот кусок цоколя, на котором сейчас установлен памятник королеве Лаонируа, или, как называют ее местные жители queen Lao. Памятник, кстати отлит все из того же алюминия.

На нашей планете существует 4 вида живых существ с развитой социальной экономикой, включающей строительство городов и развитая специализация особей (разделение труда). Это: термиты, пчелы, муравьи и люди. Возраст их городских цивилизаций составляет 300 млн. лет, 100, 100 и 0,01 млн. лет. Человеческая цивилизация — самая молодая из оседлых. Только у нее сохранилась (пока?) сексуальная полноценность рядовых особей. У всех остальных (кроме одного архаичного подвида муравьев) сексуально полноценной является только одна, реже несколько, пар в каждом поселении. Только у людей имеет место (пока?) волевая автономия рядового индивида. В остальных цивилизациях индивид полностью подчинен социальным рефлексам, соответствующим его специализации.

После "Мастера и Маргариты" Михаила Булгакова выражение "написать роман о Понтии Пилате" вызывает, мягко говоря, двусмысленные ассоциации. Тем не менее, после успешного "Евангелия от Афрания" Кирилла Еськова, экспериментировать на эту тему вроде бы не считается совсем уж дурным тоном.1.0 — создание файла

«День Астарты» — это, в псевдо-хронологическом смысле, продолжение «Депортации», «Чужой в чужом море» и «Созвездия эректуса». Но, это новелла не столько об одном из вариантов будущего одной страны (или региона), сколько о том, как формируется то или иное историческое будущее. Кстати — термин «историческое прошлое» является более-менее устоявшимся, а вот термин «историческое будущее», видимо, новый.

Напоминаю: Меганезия — это страна, объединяющая архипелаги в большей части Тихого океана, плюс кусочек Антарктиды, и плюс незначительные островки в Индийском океане. На современной политической карте мира она отсутствует, как и ряд других стран, упоминаемых в тексте (Сайберия в Евразии, Нуэва Гранада в Южной Америке, и Мпулу, Шонао и Зулу в Центральной Африке).

Итак, время действия: Немного не доходя до середины нашего XXI века.

Место действия: Наша планета, а также ее окрестности.

Антураж: Прогнозируемые события в области технологии (за что я их купил, за то и продаю, практически — ничего личного).

Вопрос: Как глобальные события влияют на людей, и как люди влияют на глобальные события. Как локальные события превращаются в глобальные — и наоборот.

Есть древнее китайское проклятие: «чтоб тебе жить во время перемен».

Мир, только вчера казавшийся понятным, устойчивым и связным, внезапно распадается, превращаясь во множество фрагментов мозаики. Привычные представления о политике, экономике, и даже о быте, в общем — об образе жизни, становятся неадекватными. Когда-нибудь, наверное, этот паззл снова сложится, и получится что-то понятное. Но это когда еще будет… А люди живут именно сейчас. В то самое «время перемен», которое они сами и создают своими действиями (иногда — осмысленными, иногда — не очень).

Время перемен, время нестабильности, отличается еще и тем, что любое, даже очень незначительное на первый взгляд, действие некого человека (иногда — совершенно не выдающегося), может поменять то самое «историческое будущее».

Потом (когда паззл сложится) историки будут строить глубокомысленные версии о том, почему цепочка событий стала раскручиваться именно так, а не иначе. Но пока, длится время перемен, никому не известно, кто, как и на что повлияет…

Новелла «День Астарты» — о том, как это происходит с точки зрения разных людей, живущих в разных условиях и преследующих, разумеется, разные цели.

Эта серия из 6 частей (в общем, отчасти независимых, хотя связанных общими героями и общей альтернативно-футурологической исторической линией :D ) завершает, условно говоря, «меганезийский цикл». Как, я думаю, согласится читатель (если дочитает), дальше футурологическая линия в любом случае выходит за рамки системного жанра, в котором написаны «Депортация», «Чужая в чужом море», «Созвездие Эректуса», «День Астарты» и «Драйв Астарты». Тем не менее (как водится) я планирую «по касательной» вернуться к Меганезии еще в нескольких новеллах (но, значительно меньшего текстового объема).

Куда возвращаться и почему?

Во-первых – к истокам этой «альтернативно-футурологической истории». На каком внешнем фоне ожиданий и событий (теоретически) может возникнуть Меганезия, или аналогичное социально-политическое формирование? Ведь «если что-нибудь зажигают, значит это кому-нибудь нужно» (t/c)

Во-вторых - в самое начало «переходного периода». Как именно (опять же, теоретически) может произойти такое событие, как «Алюминиевая революция» (на базе того комплекса принципов, который в тексте называется «Великой Хартией»). Напомню: одно из главных положений Magna Carta: «государство – это криминальная формация, подлежащая стиранию». Итак, есть тема: Алюминиевая революция «глазами современника».

Конечно, не хочется упускать из виду вопрос: «а что дальше»? Читатель, который дойдет до финальной строчки, вероятно, согласится с тем, что дальше должно быть нечто принципиально другое, вероятно – связанное с космосом. Не с каким-то исследованием космических объектов, а с прагматичной, экономически и социально обоснованной колонизацией. И, разумеется. с событиями, которые при этом произойдут на Земле. Мне кажется, что при всем огромном обилии НФ-произведений, в которых присутствует уже колонизированный космос или хот бы колонизированная околоземная область, нигде не исследуется «переходная точка». Первый человеческий поселок «на внеземном берегу». Странно, почему? Вот, этот пробел хотелось бы заполнить интересной футуро-версией.

И последнее – о политике в «Драйве Астарты».

Хотя значительную часть сюжета занимает (условно) «Третья мировая война», я старался избежать собственных оценок тех или иных сюжетных событий и дать некий спектр тех оценок, которые могли бы высказать непосредственные участники, оказавшиеся (по воле судьбы) на той или иной стороне того или иного конфликта или альянса. Даже отношение к собственно, войне, как к социально-политическому явлению, я дал неоднозначно - как в действительности война и оценивается людьми, играющими в ней разную роль.

И последнее: везде, где возможно, я старался искать ближайшие исторические аналогии, определявшие действительное, исторически-достоверное отношение людей к тем или иным событиям. В некоторых случаях я цитирую реальные документы (в частности – знаменитое «Хиросимское» письмо ученых Манхеттенсеого проекта –ученым Японии»).

P.S. Все совпадения имен, топонимов, религий, должностей, событий, названий планет, звезд, элементарных частиц, цифр и букв алфавита в тексте являются случайными. :D.

Вторая по хронологии событий книга о выдуманном островном государстве Меганезия фактически является завуалированным анархическим манифестом, причём написан этот манифест очень хорошим, живым языком. Эротика, приключения, война, наркотии, геополитика... И "живые", и "картонные" персонажи перемешиваются с "роялями в кустах" и формируют утопичную сказку, но сказку, похожую на жизнь. Розов описал страну, в которой действительно хочется жить, но, даже немного подумав, понимаешь, что такая страна совершенно нереальна.

Процесс Лунного зайца. И кое-что о первых годах Меганезии

Опубликовался небольшой роман "Процесс Лунного зайца".

Он отчасти может считаться ранней историей Меганезии, хотя основная сюжетная линия связана с проектами в сфере виртуальной реальности и с космической программой одной, судя по тексту :) североамериканской страны.

Кроме того, это, в некотором не вполне обычном смысле, эротический роман (причем жесткий в той части, где эротика уходит в область пересечения с христианско-протестантской психопатологией).

В какой-то мере, это такхе судебный детектив со спецслужбами - как же без этого?

В какой-то мере, это так же прогноз-надежда на следующую ступеньку космической эры.

Недалекое будущее. Прорастают идеи, которые воплотятся в Меганезии.

Ты совершаешь глубокую философскую ошибку, Колин. Реальный мир, это кванты, электроны, протоны, нейтроны и атомы, в общем — вся та хрень, которой занимаются физики в лабораториях. А то, о чем ты говоришь — политическое влияние, коррупция, индонезийская полиция, американское FBI, и даже те доллары, которыми достигается политическое влияние — это кино. Это вымысел, который существует лишь постольку, поскольку миллионы людей в это верят. Да, Колин. Миллионы людей верят во всякую ерунду: в доллары и демократию, в бога и ангелов, в полицию и спецслужбы, в агента Купера, борца с инопланетянами, и в Санта Клауса с северными оленями. Наш Ктулху, кошмарный пришелец с темных звезд, спящий в древней каменной цитадели, не менее достоверен, чем все эти штучки.

История религии — от первобытной технологии язычников до современного шарлатанства христиан-плагиаторов.

Водопад в ущелье Лю имеет тысячу футов в высоту, а под ним в озере бурлит водоворот. Однажды Конфуций любовался водопадом, и вдруг заметил старика, барахтавшегося в бурном потоке. Конфуций бросился за помощью, но потом увидел, что, старик уже сам выбрался из воды и спокойно идет по берегу, что-то напевая.

– Нужна сверхъестественная сила, чтобы спастись из этой пучины, – так сказал Конфуций старику, когда их пути пересеклись, – Ты же на вид обычный человек. Должно быть, тебе известен какой-то чудесный секрет?

Небольшой футуристичееский детектив с элементами экстремальной политики и субкультур

Если мир — жесткая цепь причины и следствия, значит всё предопределено? Откуда тогда у человека «свобода воли», способность поступать непредсказуемо? Где первопричина?..

То, вокруг чего ходили две тысячи лет, лишь бы не соглашаться с Эпикуром и Лукрецием, — сегодня связывает физику, кибернетику и теологию уже не предвидением, а фактом: детерминизма нет. А значит, нет и предопределенности, что поставило в неловкое положение философов-идеалистов и теистов, которые придумали «дух» (мол, свобода от жесткой причинности) и прилепили его к самодостаточной материи. У нее же, как оказалось, есть одна только закономерность: clinamen — в это понятие лучше всего вникнуть, ознакомившись с дерзким мировосприятием древнегреческого мыслителя и его последователя, римского поэта.

Апостол Папуа и другие гуманисты. I. Мидгардсорм

Rozoff

Апостол Папуа и другие гуманисты. I. Мидгардсорм.

*1. Исландский миф, как инновационный бренд.

Полдень 5 июня. Средняя Германия. Земля Гессен.

Чем знаменит Штайнау-ан-дер-Штрассе - маленький пригород, к востоку от центра Большого Франкфурта? Во-первых, тем, что там жили сказочники - братья Гримм. Во-вторых, тем, что весь Штайнау-ан-дер-Штрассе состоит из одной улицы, застроенной однотипными трехэтажными домиками «под старину» с белыми стенами и красными двускатными черепичными крышами. В-третьих, тем, что тут почти никогда ничего особенного не происходит. В маленьких германских городках происшествия вообще редкость, а в Штайнау-ан-дер-Штрассе - особенно, и потому, для горожан даже некое обыкновенное событие в жизни вашего друга (или подруги) превращается в событие вселенского масштаба, которое надо обсудить за столиком в уютном маленьком кафе, желательно – во время рабочего дня, чтобы без лишних ушей. Не то, чтобы горожане Штайнау-ан-дер-Штрассе скрытны, но, они гордятся тем, что в своем родном городе, на публике, соблюдают, в большинстве случаев, некоторые стародавние приличия.