Скачать все книги автора Аб Мише

...огромное, фундаментальное исследование еврейского вопроса, затрагивающее все области гуманитарного знания и все этапы тысячелетней диаспоры. ...перед нами не «ворох материала», а тщательно выверенная и проработанная система фактов, событий и цитат, имеющая художественную логику и духовную сверхзадачу. Эта логика и эта сверхзадача имеют отношение к коренным закономерностям нашего общего сегодняшнего бытия. Кто-то должен был написать такую книгу. Её написал Аб Мише.

Лев Аннинский, Москва

Говоря об этой книге, невольно подражаешь её внутреннему ритму. Взятый в плен уже с первых страниц, погружаешься во многоголосие хора, который точнее назвать бы адской какофонией несоединимых, взаимоисключающих криков боли и гнева, взвизгов и хрипов животной ненависти, гневных и беспощадных проклятий, визга крысы с прищемлённым хвостом рядом со скорбным речитативом поминальной молитвы. Это разноголосие неумолимо всверливается в душу, так как стремительно вращается вокруг единой оси - трагической судьбы еврейского народа. ...Сила "Чернового варианта" - в справедливом бесстрашии правды. ...книга Аб Мише - о том невероятном... что может оказаться лишь черновым вариантом нависшей над миром катастрофы, если он так и не научится пользоваться опытом ушедших поколений.

«Новое Русское Слово» (Нью-Йорк)

"Черновой вариант" — это смерть и жизнь, мрак и свет, кровь и бой... И злоба, глупость, подлость, трусость... И Вера. И Любовь. И Добро.

«Алеф» (Израиль)

АБ МИШЕ (Анатолий Кардаш)

Старая-старая песня

«Окна» (Израиль), 5 и 12 апреля 2007 г.

АБ МИШЕ (Анатолий Кардаш)

Умонастроение (из будущей книги)

«Окна» (Израиль), 30 августа и 6 сентября 2007 г.

Москва – Кострома – Галич – Чухлома – Ножкино – Солигалич –Вологда – Кириллов – Ферапонтово – Горицы – Белозерск – борт теплохода "Короленко" – Ярославль – Тутаев – Ростов Великий – Борисоглеб – Ростов Великий – Переяславль-Залесский – Загорск – Москва

«У чёрного моря» - полудокумент-полувыдумка. В этой книге одесские евреи – вся община и отдельная семья, их судьба и война, расцвет и увядание, страх, смех, горечь и надежда…

  Книга родилась из желания воздать должное тем, кто выручал евреев в смертельную для них пору оккупации. За годы работы тема расширилась, повествование растеклось от необходимости вглядеться в лик Одессы и лица одесситов. Книжка стала пухлой. А главной целью её остаётся первоначальное: помянуть благодарно всех, спасавших или помогших спасению, чьи имена всплыли, когда ворошил я свидетельства тех дней.

  Всем им, и увенчанным, и обойдённым официальным признанием, кому ни дерева именного, ни медали, ни льготы мало-мальской – им эта вот книжка негромкая, памятник самодельный,

каждому, чьё имя мы не удосужились расслышать в глухоте прошедших десятилетий, и каждому, кто на этих страницах назван.

В интернете среди чуть ли не десятка определений религии первенствует: «Религия — особая форма осознания мира, обусловленная верой в сверхъестественное, включающая в себя свод моральных норм и типов поведения, обрядов, культовых действий и объединение людей в организации (церковь, религиозную общину)» [1]. На этом же адресе  перечисляются  основные функции религии: определение смысла бытия,  контакт людей с богами, связь единоверцев между собой и, наоборот,  отторжение инакомыслящих, вплоть до войн, нормирование поведения, а также политическое воздействие, и культурное, и ещё что-то – немало ролей отыгрывает религия, но может быть, главную черту ухватил безбожник Карл Маркс: «Религия – опиум народа

8 ноября 2012 г. на церемонии открытия Еврейского музея и центра толерантности в Москве министр иностранных дел России зачитал приветствие российского президента Путина. В ответ выступил президент Израиля Шимон Перес, который среди прочего сказал: "Спасибо за тысячу лет гостеприимства. Тысячу лет существования, которые Великая Россия подарила моему небольшому народу... В нашей общей истории было много светлого, несмотря на тень погромов... Россия… по культуре так сильно отличающаяся от моего народа, позволила ему существовать и сохранить свою самобытность на своей земле... Россия определила для евреев "черту оседлости", в рамках которой они могли жить общинной жизнью, создавать школы на иврите, ешивы, издавать книги и газеты на идиш и на иврите... Мы узнали, что слова "Великая Россия" означают "Великая душа"..."[http://newsru.co.il/israel/13nov2012/sharansky_104.html

Мужество и трусость, героизм и покорность странным образом переплетаются в характере еврейского народа, и этот мучительный парадокс оборачивается то одной, то другой своей стороной на разных этапах еврейской истории, вплоть до новейшей, с ее миллионами евреев, «шедших на бойню, как бараны», и сотнями тысяч, демонстрировавших безумную храбрость в боях великой войны. Как понять этот парадокс? Какие силы истории формировали его? Как может он влиять на судьбы нового еврейского государства? Обо всем этом размышляет известный историк антисемитизма Аб Мише (Анатолий Кардаш), автор книг «Черновой вариант», «У черного моря» и др., в своей новой работе, написанной в присущей ему взволнованной, узнаваемо-лиричной манере. Эта книга заставляет сострадать, ненавидеть, гордиться - и думать. Что еще нужно читателю?

Рафаил Нудельман

Превосходный во ВСЕХ отношениях текст. Книга убедительная, страстная, отлично написанная... 

Дина Рубина

Предисловие и послесловие к книге Джека Майера "Храброе сердце Ирены Сендлер" (https://www.eksmo.ru/news/books/1583907/, http://lib.rus.ec/b/470235).

Здесь - попытка разглядеть в истории корни ненависти, приведшей человечество к конвейерному убийству определённой его части, которое называют Катастрофой евреев, Холокостом, Шоа, а точнее всего по-гитлеровски: "Окончательным решением еврейского вопроса".

Уникальное это явление, отдаляясь во времени, звучит всё глуше в сознании людей и всё выразительнее в кровавых вакханалиях XXI-го века.

Глядишь, и по наущению какого-нибудь европейского профессора или полоумного азиатского вождя люди решат, что уничтожения евреев вообще не было, и развернётся новая гульба смерти, неистовей прежних, - решение совсем уж окончательное, не только для евреев, а всеобщее, полное.

И показалось автору уместным сделать книжку, вот эту. Бывшее редко становится уроком, но как не пройтись сквозь времена и страны - а вдруг не без пользы?